Классика

Проклятие Пустошей. Глава 2: Фэйт

Проклятие Пустошей. Глава 2: Фэйт - (Эротический рассказ)

С того момента, как мы покинули ранчо, прошло почти двое суток. У Троя чуть не отказало сердце, стоило ему узнать что случилось с его младшим сыном. Хорнер объяснял старику о том, что ему очень жаль, и что нам пришло время уйти. О том, что Трэвиса на тот свет отправила я, армейская собачонка конечно же умолчала. Я же, принося соболезнования старику, даже смогла выдавить из себя слезу, хотя толку от этого не было никакого. Трой нас даже не слушал, а просто молча сидел, и неподвижно пялился в стенку. Начни я медленно отрезать от него по кусочку, Эндрюс бы в тот момент этого не заметил.

Первое время после ухода с ранчо Хорнер смотрел на меня волком, а потом начал попросту игнорировать. За прошедшее время этот гад не сказал мне ни слова, и делал вид, будто меня не существует. И это жутко бесило. Во время очередного привала я сказала Хорнеру всё что о нём думаю, и пожелала сдохнуть страшной смертью, на что этот гад даже ухом не повёл. Плюнув на всё, отошла от костра, и решила немного прогуляться.

Добравшись до небольшого ручья, наклоняюсь, набираю немного воды, и брызгаю себе в лицо.

— Ты ведь понимаешь почему Дилан на тебя злиться? — слышу позади знакомый голос.

Медленно оборачиваюсь, и замечаю Лизу. Моя сестра выглядит именно такой, какой я её и запомнила. То, что она умерла более восьми лет назад, меня нисколько не смущает. Тогда наша мать, поганая сука, продала нас в бордель, откуда мы сбежали в первый же день, но наткнулись на армейский патруль. Я тогда была ещё совсем наивной соплячкой, и верила, что бравые ребята с пушками действительно нам помогут. Лиза же практически сразу догадалась что на уме у этих похотливых ублюдков, и начала угрожать, что расскажет обо всём их начальству. Те будто бы наложили в штаны, и согласись нас отпустить, но как только мы повернулись к ним спинами, тут же открыли огонь на поражение. Возможно, Лиза осталась бы жива, не попытайся она тогда загородить меня собой. Мне тогда тоже досталось, но рана оказалась несерьёзной, и нисколько не помешала мне удрать от ублюдков в погонах. Правда эти выродки оказались прилипчивыми, и чтобы скинуть хвост, мне пришлось минут сорок валяться в выгребной яме.

— Потому что он упрямый идиот, — отвечаю на вопрос сестры.

— Упрямый — возможно. Идиот — не думаю, — следует незамедлительный ответ.

Я любила время от времени болтать с сестрой, хотя ни на секунду не забывала, что её уже давно нет в живых. Так уж удачно совпало, что Лиза стала периодически навещать меня после того, как я подсела на красный порошок под названием «рубиновая пыль». Тут бы даже законченный дегенерат догадался, что эти два события связаны между собой.

— Я этому неблагодарному придурку услугу оказала. Сучонка в любом случае нужно было грохнуть прежде, чем он кому-нибудь успел бы растрепать о том, что он увидел, — зачем-то начинаю оправдываться перед глюком.

— Мне-то зачем врать? Ты бы убила Трэвиса в любом случае. Или кого-нибудь другого.

— С чего вдруг? Я человек, а не бешеное животное, не способное контролировать свои дикие позывы. Для того, чтобы кого-то прикончить, мне нужен повод, — продолжаю стоять на своём.

Лиза тяжело вздыхает.

— Дилан тебя изменил. К лучшем или нет, я не знаю. Но по крайней мере раньше ты была честна хотя бы сама с собой, — укоризненно бормочет она.

Сжимая руки в кулаки. Этот глюк длится меньше минуты, но уже начинает меня бесить.

— Ты убивала и мучила без повода, и получала от этого удовольствие. Справедливости ради, многие из тех, кто попались тебе под руку, заслуживали смерти. В том числе и Трэвис.

Начинаю массировать виски. Что-то Лиза совсем меня запутала. Не могу понять, она меня сейчас хвалит или критикует?

— В задницу Трэвиса, и в задницу всех остальных! Если ты такая умная, может тогда пояснишь сколько это продлится? — спрашиваю я.

— Что именно?

— Сколько Хорнер будет на меня дуться? Может он вообще решит, что хватит со мной возиться, на всё плюнет, и свалит в неизвестном направление?

Лиза улыбается.

— Понятия не имею сколько времени он будет на тебя злиться, но в том, что он никуда от тебя не уйдёт, я уверена на сто процентов. По крайней мере до тех пор, пока ты не предоставишь ему по-настоящему достойный повод.

— Почему ты в этом так уверена?

— Сколько раз ты пыталась его убить?

— Не помню. Много.

— Верно. А ещё ты угрожала его матери. Даже зная всё это, он вытащил тебя из лап армейцев, хотя мог бы этого не делать. Дилан не просто подарил тебе свободу и возможность начать всё с чистого лица, но и последовал за тобой после всего, что ты натворила. Так неужели всё закончится из-за такой ерунды?

Улыбаюсь, и качаю головой. Конечно же не закончится. Глупо было даже об этом спрашивать. Сама не понимаю чего это я напрягаюсь по такому пустяковому поводу. Молчит армейская собачонка — да и что с того? Рано или поздно ему всё равно это надоест. Правда это не Хорнер последовал за мной, а я за ним, но это не важно. Во всём остальном Лиза права.

— Приятно было с тобой поболтать, сестрёнка. Не зря я всё-таки нюхаю эту красную дрянь, — прощаюсь я с глюком, и иду обратно к Дилану.

Вернувшись к костру, вижу, что армейская собачонка чистит винтовку. Подхожу к Хорнеру сбоку, и по-дружески хлопаю по плечу. Дилан бросает на меня сердитый взгляд, и продолжает чистку оружия. Я же присаживаюсь рядом с костром, молча смотрю на огонь, и просто наслаждаюсь тишиной.

— Правильно сделали, что свалили с этого ранчо. Давно надо было сделать это, — нарушаю я паузу спустя пару минут.

Хорнер ничего не отвечает, и даже не смотрит в мою сторону.

— Хотя знаешь, свои плюсы от жизни рядом с этими конеёбами тоже были. Жратва у них была действительно хорошая. Особенно на фоне тех помоев, что ты таскаешь в своём рюкзаке.

Армейская собачонка хмурится, достаёт из рюкзака чёрствый сухарь, и бросает его мне, словно собаке. Нисколько не обидевшись, поднимаю этот чёрствый огрызок, подношу к лицу, внимательно осматриваю со всех сторон, и бросаю в костёр. Хорнер презрительно хмыкает.

— Напомни на чём я остановилась? Ах да, жратва. Хорошая была кормёжка, и главное, бесплатная. Если забыть о том, что за решение своих проблем старый козёл не заплатил нам ни одной фишки. По сути, мы вкалывали за еду и вонючий стог сена вместо нормальной кровати.

— У Троя не было фишек. И он платил нам чем мог, — буквально выдавливает из себя Хорнер, наконец-то нарушив обет молчания.

— Якобы не было, — поправляю армейскую собачонку. — Старый козёл прикинулся нищим, а ты просто поверил ему на слово. Это на тебя совсем не похоже.

— Не ходи вокруг да около, и скажи всё как есть, либо заткнись, пока я сам тебя не заткнул! — повысил голос Дилан.

— Ладно. Раз ты такой тугодум, поясню. Мы на мели, и нам нужна какая-нибудь работёнка. Нормальная работёнка, за которую платят фишками, а не жратвой. Так что перестань строить из себя обиженку, и придумай как нам немного подзаработать.

Если бы взглядом можно было убивать, то я бы сейчас задёргалась в конвульсиях. К счастью, подобным даром Хорнер не обладал. Секунд тридцать он безотрывно пялился на меня, взял пару сухих веток, и подкинул их в огонь.

— Если память мне не изменяет, то примерно в километре к западу есть небольшая застава, — всё же выдавила из себя армейская собачонка.

— Вот и отлично! — Я резко поднялась. — Пойду вперёд, осмотрюсь, и подыщу какую-нибудь работёнку.

— Если грохнешь кого-нибудь или хотя-бы попытаешься...

— Да не волнуйся ты так, Хорнер. Нормально всё будет. Я найду для нас работёнку быстрее, чем ты закончишь теребить свой автомат, — сказала я с улыбкой, и мне было плевать насколько двусмысленно это прозвучало.

Хмурый Дилан ничего на это не ответил, и продолжил чистить пушку, хотя та и так уже была чистая. Я же обошла костёр, и направилась в указанном направлении, на прощание ещё раз похлопав по плечу армейскую собачонку. ДЖЕЙК

Услышав женский крик, ускоряю шаг, захожу в переулок между двумя вагончиками, и понимаю, что ошибся. Это был не крик, а громкий стон. Стон грязной шлюхи, отрабатывающей свой гонорар. Если память мне не изменяет, пухловатую девчонку с длинными каштановыми волосами, предложившую мне свои услуги, едва я зашёл на заставу, звали Мег. На то, что потаскушка была страшна как ядерная война и уродлива как прокажённая на последней стадии болезни, я бы смог закрыть глаза. Как только Мег подошла ко мне, я сразу же обратил внимание не на её обвисшие сиськи, вываливающиеся из блузки, а на исколотые руки. Не знаю какую дрянь себе колола эта потаскушка, но сидела она на ней плотно.

В отличие от меня Шон оказался не настолько разборчив. Прижав шлюху к стене, и пристроившись у неё между ног, верзила неторопливо долбил её дырку, покачивая волосатой задницей. Рядышком стоял брат Шона Тим, и гонял своего толстого червяка. Выглядело это комично, и в то же время мерзко.

В памяти всплыла картина, увиденная в одной маленькой деревушке, название которой уже вылетело из моей головы. В небольшом загоне возле маленького грязного корыта с отходами суетилось несколько свиней. Недавно прошёл сильный проливной дождь, а поскольку загон находился под открытым небом, землю в нём размыло, и она стала похожа на какую-то вязкую жижу. Шон и Тим сейчас очень сильно были похоже на тех перепачканных свиней, а Мег — на корыто с помоями.

— Давай кончай уже скорее, и уступи место! — нетерпеливо бросил Тим, начав дрочить быстрее.

— Отвали! — отмахнулся Шон от брата как от назойливой мухи.

Рассерженный Тим отвесил пинка по волосатой заднице, да так сильно, что Шон чуть не упал. Между братьями чуть не завязалась драка, но вовремя вмешавшаяся Мег призвала кретинов не ссориться, заверив, что её на всех хватит. Встав между братьями, шлюшка опустилась на колени, и принялась обрабатывать два ствола: сначала тот, что недавно побывал в ней, затем другой. Отсасывая один болт, потаскушка в то же время водила по второму сразу двумя руками. Если Шон просто стоял столбом, пока шлюха неторопливо шлифовала его агрегат, то Тим пытался пропихнуть своего здоровяка ей в глотку. От жёсткой долбёжки в рот Мег чуть не стошнило. Шон и Тим дождались, пока потаскушка откашляется, и попытались запихать в рот шлюхи оба члена одновременно. Удалось им это сделать или нет, я смотреть не стал, и отошёл от переулка прежде, чем обернувшийся Шон меня заметил.

Вернувшись обратно к двум кибиткам, я заметил Спенсера — ещё одного типа из нашего отряда. Это был лысый парнишка с хитрым взглядом, старше меня примерно лет на пять, который не понравился мне сразу, как только я его увидел. Я застал Спенсера в тот самый момент, когда он забрался в повозку, и с помощью лома пытался вскрыть ближайший ящик. Заметив меня, парень улыбнулся, и как ни в чём ни бывало продолжил заниматься своим делом.

— Вылезай оттуда, — требую я.

— Да ладно тебе, не будь занудой, и дай хотя-бы одним глазком взглянуть что везёт эта деревенщина, — пытается Спенсер отмахнуться от меня как от назойливой мухи.

В ответ на это достаю из-за пояса револьвер, взвожу курок, и направляю оружие на мародёра. Услышав характерный щелчок, который трудно с чем-либо перепутать, Спенсер перестал вскрывать ящик, и медленно обернулся.

— Лучше опусти пушку, сосунок, — требует он.

— Я сам решу что для меня лучше. Вылезай оттуда.

Парень покрепче сжимает лом, и молча смотрит на меня, затем нехотя вылезает из кибитки. Когда он спрыгнул на землю, я на всякий случай сделал несколько шагов назад, дабы уберечь мародёра он соблазна проломить мне череп ломом. Не то чтобы я хорошо успел изучить этого парня, но получаса в его обществе хватило с лихвой, чтобы понять главное — к этому человеку не стоит поворачиваться спиной. Будь он на 100 процентов уверен в успехе, пробил бы мне голову ломом, оттащил труп в какую-нибудь канаву, а остальным бы сказал, что я ушёл сам.

— Дикий ты какой-то, — ворчит Спенс.

— Какой есть.

— От таких как ты лучше держаться подальше.

— Каких?

— Бешеных одиночек. По твоему лицу отчётливо видно, что ты не предназначен для командной работы, и что в компании других ребят ты чувствуешься себя не слишком комфортно.

Пожимаю плечами, и убираю револьвер за пояс. Спорить с воришкой-неудачником, и что-то ему доказывать, я не собираюсь. Но про себя отмечаю, что этот гад довольно наблюдательный. Я действительно предпочитаю работать в одиночку, и если бы не пустые карманы, чёрта с два я бы присоединился к группе этих неудачников. После того как одна психованная тварь проделала дырку в моём боку, чуть не задев печень, мне пришлось выложить за лечение почти всё, что у меня было в тот момент при себе, кроме моей катаны. Вот уж с чем мне не хотелось прощаться, так это со своим мечом, не раз спасавшим меня от троглодитов. Шестизарядный револьвер с полупустым барабаном я нашёл уже позже. С таким скудным арсеналом ввязываться в серьёзную заварушку было слишком рискованно.

Джоша это нисколько не смутило. Хозяин двух кибиток очень нуждался в охранниках, без которых боялся сделать хотя бы шаг за пределы заставы, и был готов нанять даже первого попавшегося. К сожалению, людей на заставе оказалось не так много, а желающих наняться в телохранители — ещё меньше. Только я, Спенсер, и два брата-дегенерата. По мнению хозяина груза, этого было недостаточно, и он решил продолжить поиски, оставив Шона за старшего. Наивный дурак, нашёл кому поручать серьёзные дела! Ещё бы волка привёл в курятник, и поручил ему охранять птиц. Получив аванс, громила вместе со своим придурковатым братом тут же отправился тратить его, оставив груз без присмотра.

— А по твоему лицу видно, что ты та ещё крыса, и надо быть слепым, чтобы этого не заметить. — Недобро улыбаюсь. — Интересно, как Джош отреагирует на то, что ты копался в его грузе?

— Не знаю. Наверное так же, как если узнает, что это делал ты.

— Что?

— Что слышал, придурок. Попробуешь заложить меня, я буду всё отрицать, и переводить стрелки на тебя, — теперь уже улыбается Спенсер. — Ты действительно хочешь проверить что из этого выйдет? Или всё же сделаем вид, будто ничего не было?

Вот сволочь! Руки так и чешутся стереть наглую ухмылку с не менее наглой физиономии. Неприятно это осознавать, но рассказывать об увиденном не в моих интересах, ведь никаких доказательств у меня нет. Лишь моё слово против его. А слова и клятвы в наше время стоят немногим больше догорающего окурка, брошенного в выгребную яму.

— Второй вариант мне нравится больше, — говорю после внушительной паузы.

— Вот и славно, — говорит Спенс довольным тоном, закидывает лом в кибитку и садится на землю.

Минут через десять приходят Шон и Тим, а ещё через двадцать — вернулся Джош, приведя с собой коротко стриженную темноволосую девчонку на пару лет старше меня, и вооружённого автоматом парня с небольшим шрамом над левой бровью. Представив новоприбывших, и назвав им наши имена, хозяин груза объявил, что пора выдвигаться в путь.

Находясь на заставе, я чувствовал что мне, как и всем остальным, ничего не угрожает. Стоило нам только выехать за ворота, как это чувство испарилось. Управление первой повозкой взял на себя сам Джош, а управлять второй доверил Дилану. Нацепившие бронежилеты и вооружившись штурмовыми винтовками с подствольными гранатомётами Шон и Тим шли спереди, а я, Спенс и Фэйт — позади. Подружка Дилана как-то слишком уж быстро нашла общий язык со Спенсером, и тот даже дал ей свой пистолет, благо у него их было два. Спевшаяся парочка минуты две о чём-то увлечённо болтала.пообещав нагнать нашу группу через пару минут поковылял к ближайшим кустам. Я поначалу не придал этому значения, пока не вспомнил, что у мародёра есть при себе рация. Решив удостовериться, что лысый засранец отошёл именно для того, о чём сказал, я было направился к кустам, но Фэйт внезапно преградила мне дорогу, и направила на меня оружие. — Хорошая у тебя зубочистка. Дашь опробовать? — поинтересовалась она.

— Нет, — решительно ответил я.

— Почему? — спросила Фэйт с поддельным удивлением.

— Не хочу.

Девчонка хмурится.

— Не будь таким жадным. Я ведь по-хорошему попросила. А могу и по-плохому, только тебе это не понравится, — хмурую гримасу сменяет недобрая улыбка. — Зато очень понравится мне.

Не до конца понимаю как трактовать слова Фэйт, но ловлю себя на мысли, что эта девчонка нравится мне ещё меньше, чем Спенсер. Пытается казаться милой и приветливой, но меня так просто не проведёшь. Эту улыбчивую змею я вижу насквозь, как и её нового приятеля, явно задумавшего что-то недоброе. Стоило мне только подумать о лысом мародёре, как тот вышел из кустов, поправляя штаны. Увидев Спенса, Фэйт опустила оружие, и отошла в сторону, сделав вид, будто нашего разговора не было. Пожав плечами, быстро нагоняю уехавшую вперёд повозку.

Через 2 часа, в течение которых не произошло ничего интересного, наша группа добралась до широкой реки, и обнаружила, что перебраться на тот берег у нас не получится, так как кто-то разрушил мост. Выбравшийся из кибитки Джош растерянно смотрел на то, что осталось от моста, и не мог вымолвить ни слова. Братья без какого-либо повода начали ругаться и оскорблять друг друга, и только Дилан повёл себя адекватно.

— Долго ехать до другого моста? — поинтересовался он.

— Долго. Часа 2—3, — ответил Джош упавшим голосом.

— Тогда стоит попытаться перейти реку вброд, — последовало дельное предложение.

— Прямо здесь? — уточнил Шон.

— Нет, только не здесь. Слишком сильное течение. Да и глубина, судя по всему, немаленькая. Можем разделиться, пойти в разные стороны и поискать подходящее место для переправы.

Предложение Дилана прозвучало вполне разумно, и я первым высказал своё согласие. После недолгих колебаний согласие высказали и Шон с Тимом.

— Херня это полная. Надо быть полным дебилом, чтобы предложить такое. Лучше уж пойти в обход, — высказал своё мнение Спенсер.

Дилан перевёл взгляд на лысого смутьяна.

— Что именно тебе не нравится? — прямо спросил он.

— Во-первых — твоя физиономия. Во-вторых — твоё дебильное предложение. Ты на полном серьёзе предлагаешь оставить груз без присмотра, и идти искать обходной путь?

Дилан нахмурился.

— Ты меня чем слушал — ушами или задницей? Я не предлагал бросать груз, дебил ты безмозглый!

— Именно это ты и предложил! — продолжал стоять на своём Спенсер.

— Я предложил поискать место для перехода через реку. Это задачка для двоих. Я могу пойти в одну сторону, а кто-нибудь другой, к примеру Шон или Джейк — в другую. Пока мы будем искать подходящее место, остальные будут присматривать за повозками, — более подробно объяснил свой план Дилан.

Спенсер не сразу нашёл что на это ответить, но внезапно ему на помощь пришла Фэйт.

— Лысый дело говорит. Лучше уж сделать небольшой крюк, чем лезть в реку. Мало ли, вдруг случится что-то непредвиденное.

— Например? — уточняю я.

— Ну не знаю. Какая-нибудь наглая рыбёшка больно укусит лошадь за задницу или, что намного хуже, за ногу. Или телега застрянет где-нибудь на середине реки. Оно тебе надо?

Поскольку вопрос был адресован конкретно мне, я не сразу нашёл чем на это возразить. Если на дне реки окажется много ила, то телега действительно может застрять во время переправы. Дальнейшие споры пресёк Джош. Сверившись со своей картой, хозяин груза объявил, что переходить реку вброд мы не будем, а пойдем в обход. Спенсер триумфально улыбнулся, подмигнул Фэйт, а Дилану показал средний палец. Я не предал увиденному значения, о чём пожалел уже спустя каких-то тридцать минут. Как и о том, что своевременно не рассказала Джошу о том, что Спенсер ещё на заставе положил глаз на его груз. Кто знает, возможно сделай я это, и все дальнейшие события стали бы развиваться совсем по другому сценарию.

ДИЛАН

Оставив позади разрушенный мост, наша группа в скором времени добралась до густого леса. Проехав вперёд метров 500, замечаю вдалеке на дороге поваленное дерево, и резко дёргаю вожжи на себя. Джош следует моему примеру, и бросает на меня вопросительный взгляд. Я же не тороплюсь с объяснениями. Сначала разрушенный мост, затем дерево на дороге. Не верю я в такие совпадения.

— Разворачиваемся и едем назад, — говорю я после внушительной паузы.

— Почему? — не понимает Джош.

Сзади подтягиваются Джейк и Спенсер.

— Потому что это ловушка. Поедем дальше — подохнем. Так что пока есть возможность, сваливаем, — высказываю свою точку зрения.

— Ты уверен что это ловушка? — уточняет хозяин груза.

— На 99%. Если...

Договорить фразу до конца мне не позволяет выстрел. Зайдя Шону за спину, Спенсер внезапно выхватил пистолет, и всадил здоровяку пулю в голову. Та же участь постигает и успевшего обернуться Тима. Я было хватаюсь за автомат, но замираю, услышав сбоку щелчок затвора. Медленно поворачиваю голову в сторону, и замечаю, что меня держит на прицеле Фэйт.

— Не дёргайся, собачонка — целее будешь! — предупредила меня чертовка.

Убираю руки с лежавшего рядом автомата, и спускаюсь на землю. То же самое делает и Джош. Поднеся ко рту два пальца, довольно ухмыляющийся Спенсер громко свистит, и из кустов, растущих по обе стороны от дороги, выходит несколько оборванцев, вооружённых битами, обрезами и гранатами.

— Надо было зарубить тебя ещё на заставе, — спокойно говорит Джейк Спенсеру.

Предатель противно улыбается в ответ, и показывает пареньку средний палец. Запоздало понимаю, что Спенс — как минимум осведомитель, как максимум — член банды, и что он специально присоединился к Джошу, чтобы заманить нас в ловушку и ограбить. Действительно, зачем нападать открыто, рискуя понести потери, и повредить груз, когда можно внедрить своего человека, который раскроет маршрут и поможет заманить ничего не подозревающих дураков в ловушку? Видимо и бандиты так решили. Судя по тому, что Шона и Тима прикончили сразу, Спенсер посчитал, что братья представляют большую угрозу, чем я и Джейк.

Парочка головорезов отправилась осматривать повозки, а остальные взяли нас в кольцо. Направив на Джейка обрез, приблизившийся головорез потребовал, чтобы тот медленно вытащил меч из ножен, и передал ему. После недолгих колебаний парнишка пожал плечами, и сделал то, что ему приказали. Почти. Вытащив меч из ножен, Джейк наклонился, якобы чтобы положить оружие на землю, затем резко подался вперёд и врезал противнику кулаком в челюсть. Тот на ногах устоял, но оружие выронил.

Оказавшись у бандита за спиной, Джейк проткнул головореза своей катаной, затем резко сорвал с его пояса светошумовую гранату, избавил её от чеки, и бросил на землю. Все произошло так быстро, что на бросок успел отреагировать только я. Резко оттолкнув Джоша, я сам отскочил в сторону, и прикрыл уши руками. Как только яркая вспышка ослепила всех вокруг, бандиты начали громко ругаться, а кто-то даже стал палить во все стороны, надеясь задеть Джейка. Парень же сделал перекат, и исчез в ближайших кустах. Я решил последовать его примеру.

Схватив дезориентированного Джоша за руку, я потащил его за собой. Мы почти успели добраться до спасительных зарослей, как вдруг выбежавший из-за повозок Спенсер, которого взрыв гранаты нисколько не затронул, открыл по нам огонь. Меня он даже не задел, зато Джош получил сразу две пули в спину. Я не сразу понял, что хозяин груза уже не жилец, и какое-то время продолжал тащить его за собой. Отпустил Джоша я лишь после того, как тот испустил дух. Оставив позади бездыханное тело, я продолжил пробираться через заросли, пока не угодил в ловушку. Земля стремительно начала уходить у меня из-под ног, и я провалился в волчью яму, едва успев схватиться за край одной рукой. Бросаю взгляд вниз, и замечаю на дне ямы острые колья, от которых меня отделяет чуть больше одного метра. Подтягиваюсь, выбираюсь из ловушки, отхожу от ямы, и замечаю подоспевших Спенсера, Фэйт, и ещё парочку вооружённых головорезов. — Дурак ты, Хорнер. Не тащил бы на себе кусок дохлятины, возможно сумел бы от нас оторваться, — в голосе чертовки слышится что-то, отдалённо похожее на сожаление.

Спенсер ничего не говорит, и молча берёт меня на прицел.

— Стой, подожди! У нас ведь был уговор! Этого козла прикончу я! — напоминает Фэйт.

Лысый пожимает плечами, и отходит в сторонку.

— Хочешь что-нибудь сказать на прощание? — осведомилась предательница, беря меня на прицел.

— Да пошла ты в задницу, сука двуличная! — ответил я.

Фэйт пожала плечами, и нажала на спусковой крючок. Я рефлекторно дёрнулся, и упал. Лишь коснувшись спиной земли, я поймал себя на мысли, что совсем не почувствовал боли. Неужели чертовка промахнулась? Вряд ли. С тридцати метров она бы попала в меня и с закрытыми глазами. Разве что промахнулась предательница намеренно.

Пока я думал о причине промаха, Фэйт быстрым шагом приблизилась ко мне, сделала контрольный выстрел, только не в голову, а чуть левее, затем наклонилась.

— Лежи тихо, и жди пока все свалят. Ствол я брошу в кустах, — прошептала она, обыскивая мои карманы.

— Что ты задумала? — тихо спрашиваю я, но ответа так и не получаю.

Забрав полученный от Джоша аванс, и запасные магазины для автомата, чертовка напоследок пинает мой «труп» и уходит. Все остальные следуют её примеру. Для верности выжидаю пару минут, и «воскресаю». Внимательно осматриваюсь, и нахожу пистолет, о котором меня предупредила чертовка. Убираю его за пояс, и возвращаюсь к дороге. По пути натыкаюсь на труп Джоша, с которого мародёры сняли сапоги и куртку. Тяжело вздыхаю, и начинаю думать что делать дальше.

Фэйт помогала Спенсеру, а значит знала о засаде. Почему она это сделала? Он как-то её запугал, и заставил молчать, либо она действовала по своей воле? Зная что собой представляет моя чертовка, склоняюсь ко второму варианту. Но если так, то почему она сохранила жизнь мне и разыграла этот спектакль перед Спенсером, да ещё и оставила мне пушку? Непонятно. Спрошу её об этом при следующей встрече, после того как разделаюсь со Спенсером и его бандой. Наверняка бандиты не отпустили предательницу на все четыре стороны, а забрали с собой по вполне понятным причинам, а значит действовать надо быстро. Как бы я не относился к Фэйт, сама мысль о том, что с ней может сделать группа вооружённых подонков, мне была противна.

Возвращаюсь обратно на дорогу, и обнаруживаю, что преграда в виде поваленного дерева устранена. По следам от колёс на земле определяю в каком направлении ушли налётчики, и следую за ними. Пройдя вперёд, и свернув на развилке, натыкаюсь на убитого бандита с колотыми ранами. Довольно улыбаюсь, догадавшись, что с ним расправился Джейк. Похоже этот тип увязался в погоню за сбежавшим пареньком, но не рассчитал свои силы и погиб. Должно быть Спенсер уже и сам пожалел, что вместе с Шоном и Тимом не пристрелил и Джейка. Подумываю о том, чтобы разыскать парнишку, и попытаться убедить его помочь мне, но тут же отказываюсь от этой идеи. Предложить ему взамен мне было нечего, а даже если бы Джейк согласился, не знаю как он поступит, если доберётся до Фэйт раньше меня. Скорее всего не станет ни в чём разбираться, а сразу зарубит предательницу. Так что нет, придётся обходиться своими силами.

На выходе из леса мне неожиданно улыбается удача. Услышав в стороне какой-то рёв, схожу с дороги, и обнаруживаю очередную волчью яму, в которую угодил троглодит. Насаженный на острые колья мутант застрял, и не мог выбраться из ямы своими силами. Нахожу длинную палку, помогаю монстру выбраться из ямы, и приказываю следовать за мной.

Выбравшись из леса, довольно быстро обнаруживаю лагерь налётчиков. К тому моменту раны моего спутника благополучно затянулись. Оставшись без бинокля, подбираюсь поближе, и замечаю, что налётчики выставили часовых, проскочить незамеченными мимо которых чертовски сложно. Ещё несколько типов сидит у костра, и дружно напивается. Фэйт среди них я не замечаю, зато вижу Спенсера, заходящего в дальнюю палатку. Достав из-за пояса пистолет, выжидаю подходящий момент и незаметно подбираюсь к украденным кибиткам. Решаю взять на себя первого часового, а троглодиту приказываю разобраться со вторым.

К сожалению, всё проходит не так гладко. Сумев подобраться к часовому незаметно, сворачиваю ему шею. Второй замечает меня, и вскидывает оружие, но воспользоваться им не успевает. Напрыгнувший на него монстр прижимает бандита к земле, и впивается ему в горло. Вопит умирающий головорез так громко, что его хорошо слышно даже за пределами лагеря. Но мне снова везёт. У убитого мною часового обнаруживаю штурмовую винтовку Шона. Схватив её, выскакиваю из-за кибиток, отпрыгиваю назад, и делаю по встрепенувшимся налётчикам, сидящим у костра, залп из подствольного гранатомёта. Гремит взрыв. К ближайшей палатке тут же устремляется троглодит, опрокидывает выскочившего на улицу бойца с обрезом, и начинает его пожирать. Боковым зрением фиксирую движение слева, и замечаю как из дальней палатки выбегает ещё двое бандитов. Одному из них отправляю в грудь короткую очередь, а вторым оказывается Спенсер. Ему я простреливаю обе ноги, и когда предатель падает неторопливо подхожу к нему, бью ногой в бок, и переворачиваю на спину. В руках у Спенса оказывается пистолет. Предатель нажимает на курок, но промахивается.

Вовремя отскочив в сторону, вышибаю оружие из рук Спенсера, и начинаю бить его ногами по лицу. Теряю счёт ударам, и останавливаюсь после того, как его физиономия превращается в кровавое месиво. Наклоняюсь, и хватают Спенса за шкирку.

— Где Фэйт? — задаю я единственно важный вопрос.

— Подмывается, — едва различимо шепчет лысый, выплёвывает на землю выбитые зубы, и пытается улыбнуться.

Бью поганца кулаком в живот, выпрямляюсь, и хочу всадить ему пулю в голову. Решив, что это слишком просто, опускаю оружие, и подзываю моего бледного союзника. При виде троглодита глаза Спенса удивлённо расширяются.

— Сожри этого (указываю на Спенсера), затем всех остальных, и проваливай! — приказываю я.

Троглодит с радостью принимается выполнять приказ, и под крики умирающего Спенса я покидаю бандитский лагерь.

Добираюсь до реки, и нахожу наконец-то предательницу. Скинув всю одежду, Фэйт стоит по пояс в воде, и остервенело натирается жёсткой губкой. Странно. Не то чтобы чертовка была совсем уж грязнулей, но раньше такой тяги к чистоте я за ней не замечал. Начинаю догадываться что могло произойти в моё отсутствие, но старательно отгоняю эту мысль, и зову Фэйт. Она вздрагивает, и медленно оборачивается после того, как слышит своё имя в третий раз, роняет губку, и идёт к берегу. Медленная неуклюжая походка и потухший взгляд делают Фэйт похожей на ожившего мертвеца, от чего мои подозрения лишь усиливаются.

— Что они с тобой сделали? — зачем-то спрашиваю я, хотя ответ и так очевиден.

— Трахнули. Все вместе, — отвечает Фэйт, делая длинные паузы между словами.

Не успеваю ничего на это сказать, как чертовка подаёт вперёд, и прижимается ко мне. Уткнувшись мне в плечо, Фэйт вздрагивает, а её плечи начинают трястись. Услышав сдавленные всхлипы, снимаю куртку, и накрываю чертовку. Выждав секунд пятнадцать, максимально деликатно даю Фэйт понять, что ей стоит одеться. Чертовка отстраняется, нерешительно кивает, и начинает собирать разбросанную по берегу одежду.

— Ты знала о засаде? — спрашиваю я.

— Знала, — тихо отвечает предательница.

— Почему не предупредила?

— Не было времени. Спенсер рассказал мне о засаде буквально за минуту до нападения, и поставил перед выбором: либо я помогаю ему, и мне сохраняют жизнь, либо не помогаю и подыхаю. Я выбрала первый вариант. — Чертовка тяжело вздыхает. — Хотя следовало выбрать второй. Так было бы намного лучше для всех.

Сжимаю руки в кулаки, и начинаю жалеть о том, что Спенсер и его банда так легко отделались. Хочется оживить этих подонков, всех до единого, и снова убить, но на этот раз медленно, чтобы каждый выродок буквально умолял о смерти. Какой бы гадиной не была Фэйт, она этого не заслужила. Ни одна женщина такого не заслуживает.

Одевшись, Фэйт медленно бредёт в сторону ближайшей палатки, бросив, что ей необходимо какое-то время побыть одной. Пожимаю плечами, и иду в другую сторону. Вернувшись к грузу Джоша, принимаю решение всё же доставить его до пункта назначения. Я хоть и видел карту мельком, но, в общем и целом, запомнил куда нужно ехать. Шанс того, что на месте нам заплатят вторую часть обещанной Джошем суммы не так уж и велик, но меня это мало заботит. Того, что я собрал в лагере налётчиков, нам и так хватит надолго.

Проходит пять минут, затем десять, и я начинаю волноваться. Возвращаюсь обратно, захожу в палатку, и замечаю Фэйт, поднёсшую нож к запястью. Догадавшись что чертовка собирается сделать, резко подаюсь вперёд, и выбиваю оружие из её рук. Фэйт перевела взгляд на меня, пару раз моргнула, и захохотала. Это был не весёлый смех, а нервный, болезненный. Я стоял как вкопанный, не зная как помочь пережившей насилие девчонки. Внезапно выход подсказала сама Фэйт. Перестав истерично хохотать, чертовка начала торопливо раздеваться.

— Подожди! Не надо! — пытаюсь спорить я, поняв к чему всё идёт.

— Надо. Только так я смогу забыть о том, что здесь произошло.

— Я так не думаю.

— Не надо думать. Просто сделай так, как я хочу. Неужели это так трудно?

Начинаю было протестовать, но замечаю мольбу в её глазах, и сдаюсь. Спустив с меня штаны, чертовка начинает делать мне минет. Получается довольно посредственно, но критиковать её действия у меня язык не поворачивается — не та ситуация. Чертовка монотонно, и в то же время быстро водит головой вперёд-назад, заглатывая моего дружка. После пары минут стараний до Фэйт доходит, что она что-то делает не так. Чертовка отстраняется, берёт мой член в руку, и начинает дрочить, а другой рукой поглаживает свою промежность. Вторая попытка возбудить меня оказывается более успешной, и в скором времени приносит свои плоды.

Почувствовав, что мой член достаточно окреп, предательница проводит по нему рукой в последний раз, и ложится на спину. Вместо того чтобы ввести своего дружка медленно и плавно, я делаю это резко, и в чём-то даже грубо. Фэйт дёргается, а я начинаю двигаться, с ходу набирая быстрый темп. Чертовка не издаёт ни звука, но по её взгляду я вижу, что происходящее доставляет ей удовольствие. Не спрашивая разрешения, кладу руки на шею Фэйт, и сжимаю пальцы. Ощущаю, как внутри девчонки всё сужается, и начинаю двигаться быстрее. Предательница стонет от удовольствия, а у меня окончательно сносит крышу. Прежде, чем похоть одерживает победу над разумом, ловлю себя на мысли, что безумие передаётся половым путём. Иначе как объяснить то, что грубый секс с удушением доставляет мне ни с чем не сравнимое удовольствие? Раньше со мной такого не было.

Однако всего этого мне оказывается мало. Убрав руки с шеи Фэйт, на которой остались следы от моих ладоней, резко разворачиваю чертовку на живот, и без каких-либо прелюдий, загоняю член ей в задницу. Девчонка дёргается, и начинает ёрзать, а я замираю. Проходит несколько секунд, и Фэйт принимается двигать тазом, буквально засасывая моего дружка в свою тесную, но чистую дырочку. Не выдерживаю, хватаю чертовку за плечи, и начинаю трахать. Каждый толчок сопровождается громким криком, наполненным одновременно болью и наслаждением. Подстёгиваемый этими криками, ускоряюсь. Крики Фэйт становятся всё громче, но двигаться тазом мне на встречу чертовка не забывает. Чувствую, что больше не могу сдерживаться, загоняю член так глубоко, как только могу, и фиксирую в таком положение.

Мгновение — и поток спермы заполняет задний проход Фэйт. Держу своего дружка в уютной пещерке до последнего, и лишь когда вся сперма выходит, а член стремительно теряет силу, вытаскиваю его. Чертовка падает на живот, и какое-то время неподвижно лежит. С опаской переворачиваю её на спину, и вижу что на лице Фэйт играет злая улыбка. Девчонка тяжело дышит, затем переводит взгляд на меня, показывает мне большой палец, дав понять, что я был на высоте, и начинает смеяться. Только теперь уже не нервно, а весело и задорно. Очищаю член от выделений, надеваю штаны, и выхожу из палатки.

На свежем воздухе восстановить дыхание и привести мысли в порядок становится значительно легче. Мозг вновь начинает работать, а в сознании рождаются неожиданные вопросы. Для той, кого совсем недавно изнасиловали, чертовка вела себя чересчур развязно. Бывали случаи, что разум переживших насилие женщин не выдерживал, и они ломались. Но что-то мне подсказывало, что в этот раз всё было иначе. Бью себя по лбу, и мысленно называю последним кретином. Когда из палатки выходит полностью одетая Фэйт, бросаю на неё сердитый взгляд. Она же отвечает мне дерзкой улыбкой, всё поняв без лишних слов.

— Догадался? — уточняет она.

— Догадался.

— Молодец. Хотя мог бы догадаться и раньше. — Предательница презрительно фыркает. — Стала бы я расстраиваться из-за такой ерунды, да ещё и вены себе вскрывать. Делать мне больше нечего!

— Никто тебя не насиловал. Ты сама кого хочешь изнасилуешь.

Улыбка на губах Фэйт становится шире.

— Если тебе от этого станет хоть немного легче, эти выродки всё-таки собирались меня отыметь во все дыры, и обязательно попытались бы это сделать, опоздай ты хотя бы на пару минут.

Чувствую себя непроходимым идиотом, и сжимаю руки в кулаки. Знал ведь, что Фэйт — ещё та притворщица, и всё равно купился. Кретин.

— Ты сказала, что узнала о предательстве Спенсера в самый последний момент, а потому никого и не предупредила. Это правда? — ищу ответ на главный вопрос.

— Возможно. А может быть всё было по-другому. Может быть он раскрыл карты сразу после ухода с заставы, а я ничего никому не рассказала, потому что мне было любопытно что из этого получится. Или же всё-таки я узнала обо всём в самый последний момент? Выбери тот вариант, который больше тебе нравится.

После этой речи у меня появляется огромное желание придушить чертовку. Придушить по-настоящему, так чтобы она вся посинела, закатила глаза, и высунула язык.

— В любом случае, всё закончилось хорошо. Налётчики мертвы, их припасы, фишки и оружие теперь принадлежат нам. И заметь, всё это теперь не надо ни с кем делить. Потому что весь балласт, за исключением парнишки с мечом, отправился на тот свет, — как ни в чём ни бывало продолжила чертовка.

Хочу было напомнить, что у балласта были вполне конкретные имена — Шон, Тим и Джош, но понимаю, что в этом нет никакого смысла, потому что этой чёрствой суке на всё и на всех наплевать. Молча разворачиваюсь, и ухожу к кибиткам. Запряжённые в телегу лошади выглядят немного успокоившимися. Не привяжи налётчики их к столбам, животные сбежали бы ещё в самом начале заварушки. Забираясь на одну из телег, поднимаю голову вверх и смотрю на звёздное небо. Через какое-то время подходит Фэйт, обобравшая покойников. Закинув всё барахло во вторую телегу, чертовка развязывает узел, освобождает лошадь, и занимает место спереди.

— Куда повезём это барахло? — спрашивает она, беря вожжи в руки.

— Туда, куда и планировали. Дорогу я помню, — отвечаю усталым голосом.

— Хорошо. Погнали!

Порно рассказы и эротические истории о классическом сексе, на сайте эротических рассказов "Библиотека Любви". Рубрика порно рассказов - "Классика - эротические рассказы о самом популярном классическом сексе"Ждем вас в нашей порно библиотеке эротических рассказов и секс историй

Кнопка «Наверх»
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!
Закрыть
Закрыть