Разное

Рабыня №7. Глава 6: Молчание — золото

Рабыня №7. Глава 6: Молчание — золото - (Эротический рассказ)

При ходьбе, приспособление практически не ощущалось, Исса больше не спешила спрашивать о чем-либо, судя по всему, она наблюдала за моей реакцией. Я искала позицию, в которой смогу найти уязвимое место, зазор, щель, хоть что-нибудь указывающее на то, что приспособление сидит не очень плотно. Приседания, подъемы ноги, шпагат, все было тщетно. Эта вещица присосалась ко мне по периметру гибкого корпуса, который идеально повторял изгибы моего тела. При более подробном исследовании, я обнаружила некий гелиевый герметик, который находился между моим телом и приспособлением. Было любопытно то, что когда я становилась на четвереньки и двигала тазом, то начинала возбуждаться, ощущая раскрытые во мне лепестки. Тогда мне показалось, что вот оно, слабое место. Но тот, кто проектировал это хитрое устройство, предусмотрел все позиции, в которых я могла хоть сколько-нибудь влиять на свое возбуждение. Обнаружив, что я начала играть против правил, лепестки, которые я ощущала в себе, и сжимала мышцами ануса и вагины, добывая драгоценное возбуждение, начали медленно закрываться и изыматься из меня. Я думала, что все держится именно на них! Но видимо, это была лишь временная мера для того, что бы гелиевый контур схватился, не оставляя мне даже малейшего шанса добраться до собственного тела.

— Ты носишь пояс верности, неполный час, и уже пыталась возбудиться, Кристина? — Голос Иссы звучал довольным, словно у кошки, которая умяла баночку метаны и теперь лежала, наслаждаясь жизнью.

Я чувствовала себя застуканной на месте преступления, но что мне еще оставалось делать? Какая-то неведомая штуковина скрыла от меня самые сокровенные места и, разумеется, я хотела поскорее от нее избавиться.

— Я... когда это можно будет снять?

— Снять? Разве тебе не нравится твое новое украшение?

— Нет, не нравится! Неужели, я теперь всегда должна буду носить эту дрянь?! — Раздражение, от осознания того, что у меня забрали удовольствие, получать оргазмы вырвалось наружу. Это... было... так подло! Оргазмы, мне стали необходимы как воздух, мерзкое чувство того, что чего-то не хватает, чего-то важного, не покидало меня. Я знала, что со временем чувство неудовлетворенности начнет сжигать меня изнутри, словно едва тлеющий уголек, попавший в стог сена, вызовет пожар желания, который я смогу потушить только с помощью своих похитителей. Выбитая из привычной колеи, я всего лишь на мгновение забыла, что требовать что-либо в этом месте, я не имею права. — Зачем вы издеваетесь надо мной?! Сними ее, Исса!

— Единственный способ снять приспособление, это продолжить обучение. И я вовсе не издеваюсь, поверь, воздержание пойдет тебе на пользу. Благодаря ему, скоро ты будешь разговаривать со мной в намного более вежливой форме. А сейчас в душ, начнем урок через пятнадцать минут.

Я закусила губу от разочарования, спорить было бесполезно, это я уже поняла из прошлых своих выходок. Ничего, кроме наказаний за неподчинение я не получу. Понурив голову, я побрела к желтому овалу и приняла привычную позу, после открытия дверей, зашла в душ и начала заниматься привычной помывкой. С единственным изменением, когда пришла пора чистить зубы, вместе с привычной уже щеткой, спустился и другой шланг. Я уставилась на него, не зная, что делать. Но Исса как всегда была рядом и подсказала.

— Это промывочный шланг, повернись к нему спиной, он сам найдет нужный паз. Смелее.

Я уже догадалась, что этот шланг нужен был для промывки мест, до которых я не могу добраться. Нахмурившись, не совсем понимая, как именно он себя поведет, я нащупала пальчиками неглубокое отверстие, едва появившееся на корпусе пояса, он заходил одним своим концом на мой копчик, заканчиваясь прямо между двух ямочек в низу спины, отверстие для присоединения находилось там же. Повернувшись спиной к шлангу, я неуверенно расставила ноги, и оглянулась назад, шланг пришел в движение, ловко изгибаясь, без труда нашел нужной отверстие и, с щелчком вставился в основание пояса.

— Не бойся, Кристина, и постарайся не шевелится.

Сложно не беспокоится, когда ты стоишь в замкнутом пространстве, в поясе верности, с шлангом прикрепленным сзади... Но, тем не менее, я стояла и не шевелилась, ожидая потока воды. На удивление, теплая водичка начала размеренно заполнять пространство между мной и поясом. Не знаю, как это приспособление было спроектировано, но после заполнения всего пространства водой, она начала циркулировать, все ускоряясь. Приятно щекоча мои губки и клитор. Я уже было обрадовалась, что мне удастся кончить. Но, процедура слишком быстро закончилась, удалив всю влагу, теплый воздух просушил интимные места, казалось, он шел отовсюду. Шланг отсоединился самостоятельно и укатился вверх. Возбужденная и разочарованная я вышла из душа.

— Начнем, в позу, Кристина. — Исса была готова продолжить мое обучение. — Уроки будут посвящены улучшению твоих оральных навыков. Для начала, нам нужно полностью избавиться от твоего рвотного рефлекса.

Наверху открылись потолочные плиты, опуская в комнату черный цилиндр сантиметров тридцати в диаметре, с торчащим на конце фаллосом внушительных размеров, он был не слишком широкий, но длинный, я невольно сравнила его с членом Чеза, который мне пришлось отсасывать. Закончив движение, цилиндр остановился на уровне моего подбородка, и я смогла рассмотреть реалистично выполненные яйца и вены, ярко выраженную оголенную головку. Основанием он уходил в этот странный цилиндр — стойку и был на высоте трех-четырех сантиметров от торца. Я невольно напряглась, при виде такого «учебного инвентаря».

— Итак, Кристина. Сейчас я хочу, чтобы ты, укусила находящийся перед тобой член, как можно сильнее.

От такого требования Иссы, я опешила. Приказ совершенно не вязался с темой урока, я уже морально подготовилась к тому, что мне придется сосать этот фаллос, но никак его не кусать. В самых потаенных своих мыслях, особенно сейчас, во время обучения, я фантазировала о том, как меня принуждали к минету. То и дело я вспоминала эпизод с двумя лже-полицейскими, которые меня похитили. И тот подвал, где я впервые переступила себя. Я боялась себе в этом признаться и уж точно не произносила таких мыслей вслух.

— Мне нужно... укусить его?

— Именно так. И как можно сильнее.

Я недоверчиво уставилась на головку фаллоса, живо представив в роли владельца этого члена, мерзавца Майки. Вот уж кого мне точно не было бы жалко. Я взяла член рукой, он был упругий... и на удивление теплый, немного гнулся в моей руке. Решив, что мне не помешает немного выпустить пар, и, получив официальное разрешение от Иссы на маленький «бунт», я приготовилась. Наметив целью головку, я сосредоточилась, вкладывая всю накопившуюся ярость, злобу и чувство неудовлетворенности в предстоящий укус, открыла широко рот и, придерживая член рукой, сомкнула зубы на головке.

Я не сразу поняла что произошло, было чувство, словно бы я укусила кусок гранита. Вместо того, что бы впиться зубами в мягкую имитацию мужской плоти, я не смогла сдавить головку зубами даже на миллиметр! Говорить о нанесении хоть сколько-нибудь серьезных повреждений, думаю, не стоит. Мой укус не удался по причине того, что как только я расположила головку между своими зубами и попыталась сжать их, мой рот широко открылся под воздействием непонятной силы, да так, что сжать я его не могла ни на йоту! Лишь мыча в панике, с широко открытым ртом, я сидела ошарашенная и ощупывала руками челюсть.

— Правило номер один, Кристина. Любые укусы и проявления физической агрессии строго запрещены. — Исса не заставила себя ждать, начав объяснять правила. — Как ты могла понять, укусить, кого бы то ни было из людей, за любые части тела, ты не сможешь, зубные имплантаты четко среагируют на любые попытки. Демонстрация работы системы, лучше, чем теоретическое объяснение, ты так не считаешь?Нет, я так не считала! Но, сказать об этом, разумеется, не могла, сидя словно рыба, с широко открытым ртом, я чувствовала себя ужасно глупо.

— На первый раз, я отключила электрический разряд, при обычной ситуации, его продолжительность пять секунд. Впредь, при попытке укуса, ты будешь не только заблокирована, но и автоматически наказана. Прошу это учесть на будущее. Ты ведь помнишь, насколько больно тебе было от двухсекундного разряда?

Я прекрасно помнила ту пронизывающую боль. Открытые челюсти доставляли огромный дискомфорт, и поэтому я энергично закивала, давая понять, что усвоила правило. Любые укусы и проявления физической агрессии... С каждым днем, мою свободу ограничивали все сильнее, загоняя мое поведение во все более жесткие рамки. Так почему в этот самый момент я возбудилась?! Мне захотелось, что бы мной вновь овладели, как тогда. Вот чего я по-настоящему желала. Снять с себя этот чертов пояс и узнать, что же будет дальше. Я готова была играть по их правилам, лишь бы вернуть возможность свободно испытывать оргазмы. Давление на челюсти внезапно исчезло.

— Помню. — Произнесла я, разминая затекшую челюсть руками.

— Отлично, а теперь, аккуратно возьми в рот фаллос, пока не заглотишь его на всю длину.

Сделав несколько глубоких вдохов, я принялась выполнять требование Иссы. Не с первого раза, настроившись и взяв под контроль рвотный рефлекс, но у меня получилось. Я уперлась подбородком в мягкие яйца, заглотив член полностью, прозвучал странный звуковой сигнал из двух переливов. Я продержала член так, секунд пять, прежде чем Исса вновь заговорила.

— Молодец, Кристина, а теперь отдышись.

Я тут же отодвинулась от цилиндра, выпуская член изо рта, и вытирая рот от тягучей слюны.

— Повтори упражнение двадцать раз. Заглатывай член глубоко, пока не услышишь звуковой сигнал. Выпустить фаллос можно только после повторного сигнала, который прозвучит через десять секунд. Включаю режим тишины. Приступай.

Ну вот, Исса запретила говорить во время упражнения. Сделав несколько глубоких вдохов, я принялась выполнять упражнение по заглатыванию члена. Сейчас, в спокойной обстановке я довольно легко справлялась со рвотным рефлексом, заглатывая член раз за разом. К концу упражнения, моя челюсть устала и затекла, но я все же закончила двадцать подходов. Странно, но пока-что, меня не подгоняли и не наказывали. Позволяя в спокойном ритме упражняться. Разумеется, во время выполнения подходов я завелась. Мои соски затвердели, и я ласкала свою грудь, все больше распаляясь. На мои коленки натекла лужица из слюны.

— Очень хорошо Кристина. Режим тишины снят. Твоя челюсть затекла? — Я была уверена в том, что Исса обратила внимание на мое возбуждение, но по каким-то причинам не обращала не него внимание.

— Да, затекла.

— Смотри на экран. Повторяй упражнения.

На экране демонстрировали упражнения для укрепления мышц челюстей и языка. Мне нужно было повторять за девушкой, показанной на видео. Ее лицо демонстрировалось крупным планом, обрезанным наполовину, акцентируя все внимание на нижней части лица. Она высовывала язык, и напрягала его, в разных позициях, упершись в десну или губы, а я повторяла за ней. Затем были упражнения посвященные общим упражнениям для укрепления мышц полости рта, я должна была по-идиотски корчить рожи, напрягая различные мышцы и следовать текстовым подсказкам. Исса наблюдала за мной, и подсказывала, когда видела, что я делаю упражнения не верно. Спустя полчаса таких уроков, мышцы моего лица одеревенели, мне нужен был отдых.

— Очень хорошо для первого раза, Кристина. Повтори еще двадцать подходов на фаллосе. Включаю режим тишины. Приступай.

Я разочарованно хмыкнула от такого заявления. Какие еще двадцать подходов?! Я уже порядком устала, и мне нужно было отдохнуть. Приступив без особого энтузиазма, я обнаружила две вещи. Во-первых, фаллос стал длиннее. Я не могла определить на сколько, но он точно стал длиннее! Заглотив его вновь, мне потребовалось намного большей усилий, чтобы не поддаться рвотному рефлексу. И во-вторых, во время упражнения, после мелодичной трели в период десятисекундного задержания, начал включаться пирсинг, вставленный в мой клитор! Закончив первый подход, я отстранилась от члена, тяжело переводя дыхание. Вибрация прекратилась после истечения десяти секунд. Я тут же судорожно начала прикидывать, успею ли я кончить во время выполнения следующих подходов. Исса молчала, а значит, мне нужно продолжать и выяснить все опытным путем. Уже с большим рвением, я принялась за продолжение тренировки. На седьмом подходе я готова была разрядиться. Но разочарованию моему не было предела, когда вибрации пирсинга начали возобновляться через подход, сделав оргазм для меня недостижимым! Я попросту не успевала добраться до него! Когда я закончила упражнение, то готова была лезть на стену, от неудовлетворения и мелко содрогаясь всем телом, сжимала мышцы живота.

— Перерыв десять минут, и приступим к физическим упражнениям. Режим молчания сохранен.

Чертыхнувшись про себя от такой новости. Я продолжила плыть по течению, выполняя все, что от меня требовалось. Дни вновь сплелись в череду занятий спортом, укрепления мышц рта и языка, а также искусства ласк члена руками, которое у меня, по словам Иссы, получалось лучше всего. Были повторения поз и всех, уже привычных мне, занятий, с единственным отличием. Мне запрещено было испытывать оргазм. Совсем. Просмотр порно сократился до одного раза в день, но не исчез совсем. Меня заставляли смотреть на экран, культивируя возбуждение, Исса следила за направлением моего взгляда и наказывала меня каждый раз, когда я отвлекалась. Уроки крепко переплелись со страстным желанием секса и чувством неудовлетворенности. Единственным уроком, когда на меня оказывали воздействие через вибрации пирсинга, были уроки по минетной подготовке. Спустя несколько дней, я стала ждать их с нетерпением. Исса запретила мне жаловаться на возбуждение. И я испытывала особую потребность в уроках по минету, которые проходили дважды в день. С каждым разом они становились все сложнее, Исса пристально следила за правильным выполнением всех пунктов занятий. Мышцы языка и челюсти со временем окрепли, и рвотный рефлекс становился все менее ощутимым. Я уже без особых проблем могла заглатывать длинные фаллосы, которые менялись на учебном цилиндре. Упражнения пестрили своей разнообразностью. И теперь, вместо простого заглатывания, я должна была акцентировать внимание на работе языка, и губ, контролировать силу обхвата, ласкать те или иные места искусственного члена, работать руками, ладонями пальцами. Те члены, которые были установлены на цилиндре, были напичканы датчиками. И когда я делала что-то не так, слишком сильно сжимала член или недостаточно внимания уделяла работе языком, то получала секундный разряд, который приводил меня в чувство. Беспощадно сбивая возбуждение и заставляя концентрироваться на выполнении урока.

Все изменилось в одну из ночей. Сходив в вечерний душ, я как-то особенно возбудилась от процедуры промывки. Исса привычно приглушила свет в комнате, и пожелала мне спокойной ночи. Я улеглась на ставшие мягкими напольные плиты. И беспокойно ёрзала не в силах уснуть, накопленное возбуждение, лилось через край, и я чувствовала, что теку от одной только мысли о настоящем члене. Я проводила руками по своему телу, ласкала грудь и соски, с силой сжимала внутреннюю сторону бедер. Проводила пальчиками по корпусу пояса верности, представляя, с каким удовольствием бы проникла в себя. Злополучный пояс был единственной преградой на пути к заветному оргазму. Я ласкала себя каждую ночь, и, судя по тому, что до сих пор мне это не запрещалось, похитители были уверены в том, что я не в состоянии испытать оргазм без прямого воздействия. И я тоже была в этом уверена.

Я лежала на спине и приподнимала свой торс вверх, представляя как сладко меня имеют, короткие взмахи попки отдавались сладкой истомой по всему телу. Я стонала, не зная, что еще сделать такого, что бы утолить свое желание. Сконцентрировав внимание на своих сосках, я гладила и ласкала их, облизнув пальчики, намочила отвердевшие холмики и терла их, все больше наращивая темп. После моей киски и ануса, грудь и соски были самыми яркими источниками возбуждения. Я представляла себе, что именно так ласкаю свой клитор. Нежно и медленно, а потом сильно и быстро. Я развлекалась так каждую ночь, в разочарованных попытках достичь вершины наслаждения. Каждый раз, возбудившись достаточно, все мои попытки разбивались о невозможность достичь оргазма. Мне не хватало стимуляции груди, ласк тела не хватало, и я всегда доходила до грани, но не могла ее переступить. Я сгорала от возбуждения на уроках, когда отсасывала все эти учебные члены, но тогда, все заканчивалось разрядом тока. Который сбивал меня, да и настроится на собственное наслаждение было сложно, меня просто механически возбуждали, во время выполнения минетов. Я всегда была сконцентрирована именно на выполнении требуемых элементов уроков. Но сейчас... когда я смачивала два пальца левой руки слюной, что бы растереть об вздыбленный сосок, я инстинктивно задержала их во рту. По моему телу пробежала сладкая дрожь. Не оставляя без внимания свой правый сосок, я параллельно стала усиленно ласкать языком свои пальцы, представляя что это член. Обхватывая губками то слабо, то сильно я вводила их все глубже в рот. Дни воздержания и ассоциативного возбуждения дали свои плоды. Я чувствовала, что падаю во тьму сладкой похоти все глубже. Пальцы все увереннее проникали глубже, надавливая на язык, я словно трахала сама себя в рот, собственной рукой, все явственней представляя, что это член. В моей голове четко отложилась информация, что так сильно мне возбуждаться нельзя. И сейчас должен прийти отрезвляющий удар током, но его не было! И я рванула дальше с новыми силами, наращивая темп, я добавила третий палец, издавая влажные гортанные звуки. От них я возбуждалась еще сильнее. Комбинируя три разных точки стимуляции, мой рот, сосок и сжимая мышцы влагалища в сладких мольбах члена. Я смогла, наконец, приступить черту, которая яркой полосой сияла в моем разуме на протяжении долгих дней воздержания. Мое тело выгнуло дугой, я с силой вырвала руку изо рта, и словно одержимая дьяволом начала извиваться в судорогах на мягких плитах, теряясь в ощущениях оргазма, он был иной, отличный от тех, которые мне позволяли испытывать раньше. Определенно, он не мог сравниться по силе с тем, который я испытала, когда меня сношали одновременно двое незнакомцев. Сладкие судороги прокатывались по моему телу, я лежала, подтянув коленки к груди и обхватив их руками, тихонечко вздрагивала, погружаясь в глубокий сон, резервуар моего возбуждения был несколько опустошен, позволяя хоть ненадолго, но утолить телесный голод. Перед беспокойным погружением в царство сна, мелькали мысли об Иссе, и о том, что она обязательно узнает о моей шалости... Но это будет завтра, а пока, я буду плавать в ощущениях своего особенного оргазма и забудусь в нежном удовольствии... Побудка произошла как обычно, Исса отправила меня в душ, а после я позавтракала. Я ждала неизбежного наказания за нарушение правил, но оно все не наступало. Исса, казалось, ничем не показывала своего отношения к тому, что я совершила ночью. И я начала думать, что мне удалось провести ее, но, разумеется, я ошибалась. Когда пришло время приступать к обучению, она внезапно спросила меня.

— Как спалось этой ночью, Кристина?

По мне прошли неприятные холодные мурашки, теперь меня точно накажут. Конечно, она знала о том, что я нашла способ испытать оргазм, в том числе, из-за проводимого со мной обучения. Отпираться не имело никакого смысла, и я сразу выложила все что произошло.

— Прости Исса! Я не могла больше сдерживаться, это сильнее меня, разве не этого вы добивались?! Жизнь без оргазма настоящая пытка! — Слезы навернулись на глаза, я знала, что ей плевать на мою истерику, и теперь меня накажут еще сильнее за слезы.

— Не нужно плакать, Кристина. То, что ты, наконец, нашла способ испытать оргазм, закономерный итог твоего обучения. Мы прогнозировали события минувшей ночи на четыре дня позже. Можно сказать, что ты идешь с опережением графика обучения, за это тебя можно только похвалить.

Первой мыслью было то, что меня не накажут, и это очень радовало. Затем пришло осознание того, что этих действий от меня и ждали... Они знали, что я не смогу довести себя до оргазма путем ласк тела, и оставили доступ к единственному отверстию, которое активно стимулировали все последнее время! Меня умышленно доводили до состояния животной похоти, что бы я сама начала искать пути обхода, а дойти до логичного финала во время обучения, было бы слишком просто... Я сама, должна была начать действовать, все было спланировано, неужели теперь с меня снимут этот проклятый пояс, и позволят наслаждаться полными оргазмами?

— И что теперь, Исса? Меня не накажут?

— Нет Кристина, не накажут. Но, теперь нам необходимо закрепить результат. Ты будешь носить дополнительное ограничивающее приспособление, для того, чтобы не иметь возможности испытать несанкционированный оргазм повторно. На данном этапе, тебе был разрешен только один бесконтрольный оргазм, все твои дальнейшие кульминации, будут взяты под контроль.

Это значило, что единственный способ, который я нашла, у меня заберут, и теперь, контроль надо мной возрастет еще сильнее... Было невероятно обидно. Мысль о том, что мне вновь придется мучиться от постоянного неисчезающего возбуждения, сводила меня с ума. Я этого не хотела!

— Пожалуйста Исса! Не нужно, умоляю. Я буду делать все, что вы скажете, прошу, я буду послушной, только снимите с меня этот пояс, пусть все будет как раньше, Исса, я сойду с ума от желания!

— Кристина, это не обсуждается. Снять пояс сможешь только после завершения обучения. Тебе осталось выбрать, наденешь ли ты новое приспособление добровольно, или нет? — Последняя приставка «или нет», прозвучала с ноткой высокомерной угрозы, словно бы эта машина, могла испытывать чувства, и ей было недосуг возиться со мной!

Меня принудят, все ровно заставят, я уже откровенно плакала, зная, что дальше меня будут ждать новые страдания, меня сделали зависимой, подсадили на иглу возбуждения, сделали нимфоманкой живущей оргазмами. А потом забрали эту сладостную возможность, а теперь, лепили из меня, что им вздумается. Прокручивая в голове варианты, я не нашла ни одного, в котором бы не сделала того, что от меня требуется, в моей власти был только выбор, сопротивляться и испытать дополнительные страдания, или подчинится без боли. Сквозь слезы и всхлипывая, я выдавила ответ...

— Я сама, Исса...

— Хорошо. Встань в синий круг и успокойся, это не больно.

Я вытерла слезы тыльной стороной правой ладони и прошла в появившийся в центре комнаты синий круг, который не исчез после того как я в него встала.

— Я дам тебе время успокоится. Дыши глубже Кристина, все хорошо. Твоя задача просто стоять и не шевелится. Покидать отмеченную зону запрещено.

Я стояла и делала глубокие вдохи, с каждым, успокаиваясь и возвращая утраченный контроль над своими чувствами. Я успокаивала себя тем, что уже многое пережила, и новые испытания тоже смогу перенести. Главное подчинятся, так будет значительно меньше боли. Исса сказала, что я иду с опережением какого-то графика, это значит, я здесь не навсегда! Эта мысль несколько приободрила меня. Окончательно высушив и вытерев щечки от соленых дорожек, я начала оглядываться, Исса увидев это, поняла, что я пришла в норму.

— Стой спокойно Кристина, и ничего не бойся. Смотри на точку прямо перед собой. — После ее слов, прямо на уровне моих глаз появилась желтая точка. Что мне еще оставалось... — Вытяни руки в стороны. Ноги на ширине плеч. Я делала все, что говорила Исса. Звук раздвигающихся потолочных плит дал понять, что позади меня что-то опустилось. Оторвать взгляд от точки, я не смела. И могла только гадать, что это было. По всей длине моего позвоночника прикоснулось что-то мягкое, я вздрогнула от неожиданности, но не смела мешать.

— Навались спиной на прилегающий предмет. И положи шею, в пазы, не беспокойся, они мягкие.

Выдохнув, я со страхом навалилась спиной на длинный предмет, и услышала щелчок, словно бы мой пояс соединился с этим новым приспособлением в низу. Невидимая штуковина повторяла изгибы моего позвоночника, и выправляла осанку. Я вынуждена была встать прямее, чем обычно. Поверхность неизвестного приспособления была несколько липкой, мне так показалось. Исса говорила, что мне нужно уложить шею в пазы. Я на ощупь попыталась это сделать, когда что-то собрало мои волосы в хвост и направило голову в мягкие пазы. Судя по всему, это был манипулятор, на подобии тех, которые были у дрона. Мягко заключив мою шею в объятия, своеобразный ошейник защелкнулся, слегка сдавив мое горло, но не сильно, теперь я не могла отодвинуться ни в стороны, ни тем более, вперед. Мою талию обвел пояс, такой же, в который была заключена моя шея, но только шире и длиннее. Он был тонкий, как и ошейник, с той же мягкой и слегка липкой подкладкой. Я все еще не смела, смотреть куда-либо кроме желтой точки. Раздался второй щелчок, теперь уже спереди, некое ответвление от моего пояса на талии, соединилось с передней частью приспособления, в которое была заключена моя промежность. Сделав одновременное движение, дернувшись, вся конструкция, напоминающая по ощущениям сбрую, подтянулась, прилегая очень плотно к коже.

— Молодец, Кристина. А теперь, позволь манипуляторам завести твои руки за спину. Не сопротивляйся.

Гибкие манипуляторы не заставили себя ждать. Я уже порядком напряглась, не ожидая ничего хорошего. Ошейник теперь сидел очень плотно, значительно ограничивая подвижность шеи, он был высотой сантиметра три. Мягко заведя мои руки за спину, манипуляторы расположили их чуть выше поясницы, заключая в мягкие манжеты. Я всхлипнула, меня опять связывали, но в этот раз, как-то слишком основательно. Защелкнув запястья в мягких широких браслетах, манипуляторы поспешили ретироваться. Руки были мягко, но крепко зафиксированы за спиной, и внутреннюю поверхность браслетов покрывал все тот же слегка липкий материал. Я не могла вынуть руки и не могла просунуть их глубже. Финальным аккордом всей конструкции, стал лифчик в форме разрезанной пополам восьмерки, разделенный на две половинки в самом тонком месте, его ответвления исходили из центра спины, обвивая меня слева и справа, перехлестывая мои руки ниже плеч, и обвивая груди, они ловко защелкнулись прямо посередине солнечного сцепления. От испуга, я вздрогнула очень сильно.

— Продолжай стоять смирно, Кристина. Начинаю процедуру калибровки.

Все эти полоски, манжеты и чашечки на груди пришли в движение разом, а я все стояла, боясь пошевелится. Они словно бы перекатывались по мне, занимая комфортную для меня позицию. Мои руки приподнялись чуть выше к центру спины, одновременно с этим, моя осанка начала выравниваться, подгоняя позвоночник в нужное положение, запястья в манжетах «всосало» внутренней подкладкой глубже, располагая зафиксированные руки ближе к середине предплечий. Полоски, находящиеся между локтем и плечами, тоже чуть сдвинулись, прижимая руки плотнее к туловищу. Чашечки, обернутые вокруг моих грудей, расширялись, заключая их все плотнее, и подгоняя полосы удобнее. Так продолжалось некоторое время, дискомфорт, поначалу присутствовавший при калибровке, отступил. Мои руки, и грудь, были зафиксированы основательно, процесс калибровки неумолимо замедлялся, сбруя, также ровняла мою осанку. Мои волосы, зажатые в конский хвост, внезапно дернулись. Натяжение ослабло, конструкция, на чем-бы она не держалась, отпустила меня, и укатилась вверх. Напоследок, меня еще и остригли, отхватив мои волосы под коротенькое Каре.

— Вот мы и закончили. Хочешь посмотреть на себя со стороны?

— Да, хочу. — После всех процедур, мне не терпелось узнать, что со мной сделали.

Исса включила экран, на нем была я, коротко остриженная и обвитая как подарок на рождество, черными лентами. Со стороны они казались довольно тонкими, подчеркивая красоту моего тела, я впервые видела себя со стороны, за все время заключения, я с удивлением отметила проявившиеся на животике кубики пресса, стройные очерченные ноги, гладкую кожу, без единого прыщика. Подтянутую попку, определенно, занятия спортом, и упражнения, которые Исса заставляла меня выполнять, пошли мне на пользу. Я попыталась дернуть руками, но в движение пришел весь торс. Я могла шевелиться, но в очень ограниченном диапазоне движений. Руки были крепко притянуты к спине, грудь заключена в чашечки, плотно облегающие всю мякоть, таким же слегка липким материалом, для сосков были предусмотрены специальные выемки, так что пирсинг не давил и не доставлял никакого дискомфорта. Вдоль позвоночника, проходил остов всей конструкции, очень плотно прилегая ко мне и вынуждая держать осанку. Ощущения были крайне необычные, меня связали основательно и бережно, и к тому же очень плотно, но никакого дискомфорта ограничения движений пока что не вызывали, руки и грудь были мягко прижаты к телу, нигде ничего не щемило и не давило.

— Для чего все это? Как долго мне так ходить?

— Столько, сколько нужно. Пока не усвоишь весь материал.

— Исса?! Это же не значит, что я буду ходить так постоянно?! — Вскричала я. — Как мне есть с этими ограничениями, как ходить в душ?!

— Придется привыкнуть, Кристина. Пришло время для следующего этапа. Строгая сбруя была специально спроектирована для длительного ношения, не беспокойся, шланги в душе сами будут вставать в разъемы, и благодаря перфорирующим отверстиям качественно тебя промоют, можешь не переживать о гигиене. Насчет питания, ты так-же можешь, не беспокоится, теперь ты будешь есть и пить через специальные приспособления для кормления.

Я не знала что ответить, и стояла в нерешительности, неужели это правда? Меня до сих пор, никогда не связывали на длительный период времени! Я даже есть сама не могу...

— Полагаю, ты достаточно на себя налюбовалась. Приступим к уроку?

Опять череда наполненных воздержанием дней сплелась в один отрезок. Уроки чередовались между собой, физические упражнения теперь состояли только из бега и приседаний. Сбруя не особо мешала, своими настойчивыми, но мягкими объятиями она не доставляла дискомфорта, кроме жгучего желания шевелить руками, совместно с постоянным возбуждением и чувством сексуального неудовлетворения, я окунулась в мир новых ощущений. Будучи связанной, все было как-то иначе, интимнее. Я остро ощущала свою беспомощность. Требования Иссы, с каждым днем становились все жестче, мне все чаще запрещали разговаривать, увеличивали продолжительность наказаний. И что самое сложное, она уделяла самое пристальное внимание моему обучению минетам. Трижды в день я упражнялась на опускаемом в камеру инвентаре. Практически полностью избавившись от рвотного рефлекса, я перешла на новый уровень обучения. Теперь мне необходимо было выдерживать темп. Следить за количеством слюны, которой должно было быть достаточно, но не слишком много. Подвижные платформы с фаллосами тренировали мою способность держать зрительный контакт. Мои уроки, щедро приправленные возбуждением, принесли свои плоды. Однажды, во время тренировки, Исса прямым текстом сказала, что я должна кончить от минета сразу три раза. Меня не нужно было просить дважды. С жадным чавканием, я отдалась в лапы похоти, и в течение часа, кончила трижды, как от меня и требовали. В тот момент я была безумно счастлива, перед первым оргазмом меня порядком завели, но остальные два раза, я распалилась сама. Мне не мешали, не сбивали возбуждение, а Исса ласковым голосом, подбадривала меня все это время. Той ночью, я снова плакала. Я понимала, чего от меня добивались. Меня заставляли приобретать условные рефлексы. Единственным способом получить заветный оргазм, был мой рот. Наполненность рта фаллическими предметами, начала прочно ассоциироваться с удовольствием. Я не была дурой, и знала, что так продолжится до тех пор, пока я не буду течь как последняя сучка при виде члена. Собственно... все неумолимо к этому и шло. Я ничего не могла поделать. Совершенно. Мне оставалось только мечтать об освобождении и наслаждаться теми оральными оргазмами, которые мне разрешали на этом этапе. Со временем, они стали цикличны. И я стабильно кончала от минета дважды в день. Вне зависимости от того, хочу я этого или нет. Если я мешкала, меня наказывали, если делала все быстро, то хвалили. Все было просто, в моей непростой жизни. Выбор был только в том, подчиняться и получать удовольствие, или артачится и страдать. Разумеется, я подчинялась, так было проще, и со временем все мои мысли начали вращаться вокруг плотских удовольствий... Исса упоминала, что меня будут кормить через специальные приспособления. Она не солгала. Я представляла себе тарелку с трубочкой, или миску из которой я буду есть. Мои мучители пошли дальше, воду и еду, я была вынуждена получать из фаллоса, с желобом внутри, по которому проходила питательная смесь и вода. Стоит ли говорить, что она эта смесь, была омерзительна... Едва теплая, склизкая и безвкусная, что бы ее получить, мне нужно было упереться подбородком, в имитацию яиц и зажать скрытый датчик... Ночами мне снилась еда, самая разная, и особенно яблоки. Господи, как я хотела фруктов, спелой клубники, вишни. Чего-нибудь сочного и сладкого. Я поняла, что мне не хватает простых развлечений, чтения книг и интернета, я уже позабыла, как приятно было лазить по сети и рассматривать все эти абсолютно бесполезные картинки, читать такие же бесполезные статьи. Мой мозг жаждал деятельности, но вместо умственных упражнений я должна была разучивать техники минета... Стыд и унижение уже давно притупились, перед кем было стыдиться? Не перед бездушной же машиной.

Вот к чему действительно подошли с заботой мои мучители, так это к моему сну. Из-за ограничения моей подвижности, я не могла устроиться на полу, лечь на спину, мешали связанные руки, а на живот — грудь. Поэтому, Исса милостиво, каждую ночь, опускала специальную небольшую кровать. С выемкой под руки и удобным мягким углублением под голову, короткая мягкая, причудливой формы койка была невероятным удовольствием после тяжелого дня обучений и стольких ночей проведенных на полу. Одним из ее приятных свойств был массаж связанных рук, боги, как это было приятно, из-за длительного бездействия, я начала беспокоиться, что мышцы рук просто атрофируются, но мои мучители предусмотрели все. Легкие электрические разряды, регулярные массажи, приятные ласки водой, не давали рукам потерять тонус, за моим здоровьем тщательно следили.

Дни тянулись за днями, поставленные передо мной задачи я выполняла все качественней, доводя требуемые от меня навыки обращения с мужскими органами до совершенства. Исса периодически развлекала меня разговорами, прослушиванием музыки, и иногда фильмов, если я справлялась особенно хорошо. Словом, всячески не давала мне сойти с ума от одиночества и безысходности, она давно запретила умолять ее об освобождении, и постепенно сужала список разрешенных тем для разговоров. Все чаще акцентируя беседы на моих чувствах и ощущениях. Они интересовалась, насколько я возбуждена, в тот или иной момент обучения, какие виды фаллосов мне понравились больше, а какие меньше, и почему. В один из дней, переломный, как я узнала позже, она сказала:

— Отлично, Кристина. Я довольна твоими успехами, и с радостью сообщаю, что сегодня, тебе будет предоставлена возможность, снять строгую сбрую и продолжить обучение без нее. Но для этого нужно будет сдать экзамен.

Я тут же вскочила с пола. Перемены. Долгожданные перемены. Наконец-то режим моего обучения сменится, я так долго этого ждала, скинуть проклятую клетку, в которую было заключено мое тело, вот одно из моих навязчивых желаний. Экзамен. Я посмаковала это слово на языке, когда-то я их жутко боялась, волнение, обуревающее перед сдачей, и приятная легкость после выхода из аудитории. Вскоре мне предстоит очередной экзамен в моей жизни. Но на этот раз, я знала точно, он будет необычный, судя по всему, проверяться будут мои навыки минета, прикинув свои возможности, я поняла что сдам что угодно без особых усилий, ведь все что я делала последнее время, это сосала с утра до ночи!

— Исса, а что именно нужно будет делать.

— Соблюдать правила. Подчиняться. Помнить чему ты научилась. И... молчать. Во время сдачи, тебе запрещено произносить слова. — Звучало не очень сложно. Но кто знает, что может выкинуть эта нейросеть. От нее всего можно ожидать... Мне хотелось приступить скорее. Я нафантазировала себе, что в белую комнату опустят тренировочную платформу, и мы приступим.

— Исса, а когда мы начнем?

— Сперва в душ. Затем займи позу ожидания в отмеченном месте и жди.

Предвкушая скорую свободу, я чуть ли не вприпрыжку заняла привычную позу около желтого овала. Приняв душ, и позволив себя вымыть, и высушить, я вышла, и заняла позу в центре комнаты, полностью морально настроившись на максимальный результат. Я была уверена в своих силах. Но, внезапно, я вспомнила, что экзамен можно не только сдать, но и завалить. И как эта простая мысль вылетела у меня из головы... Нужно уточнить у Иссы, что будет являться альтернативой «двойки».

— Исса... Если я сдам экзамен, то меня освободят, а что, если нет? — Я уже сидела в позе ожидания, в самом центре комнаты и беспокойно переминалась на напряженных ступнях.

— Ничего страшного, Кристина. Мы просто повторим цикл заново. Нарушение правил, будет автоматически являться провалом. Тебе разрешена только одна ошибка. Желаю удачи, включаю режим тишины.

Повторить цикл заново... Я чуть не вскрикнула от возмущения и ярости. Если мне придется повторить все пройденное еще раз, я просто сойду с ума. Разобью голову об стену, проглочу язык, пусть меня запытают до смерти, но еще раз... Никогда. Я сделаю все, чтобы пройти, этот чертов экзамен. Я глубоко дышала, приводя себя в ментальное равновесие, настраиваясь на выполнение всего, что от меня потребуется. Прошло около четверти часа, и наконец, из раскрывшихся потолочных плит, медленно начала опускаться, платформа, на ней стояли крепкие мужские ноги, босые, в коротких шортах, затем мощный оголенный торс, я пожирала взглядом, каждый сантиметр появляющегося тела. Мужчина... Исса не говорила, что ко мне спустится мужчина, и мне позволят на него смотреть. Сколько я уже не видела людей, в живую? Месяцы... слишком долго, что бы не удивится увиденному.интересным только поначалу. Провернуть десяток похищений, отыметь нескольких девок, не успеть наследить и поспешно свалить с набранной партией товара. Когда Стив предложил неплохо подзаработать, я уже вторую неделю был на сухарях, после очередной заварушки в Индонезии. Заработанные деньги слишком быстро улетели в трубу, бары и бордели, элитные проститутки и походы по ресторанам. Веселый кутеж закончился подозрительно быстро, смывая с себя грязь джунглей и кровь. Забавно было наблюдать, как СМИ в один голос твердят о «небольших» столкновениях с революционной армией Объединенной Индонезии. «Глушилки» расставили на каждом мало-мальски значимом острове, ни тяжелая техника, ни тем более авиация туда не совалась. А могла бы. Если бы Альянс захотел, он бы за несколько дней поставил раком всех аборигенов, под эгидой объединения и свободолюбивыми лозунгами, разумеется. Но какой смысл, успокаивать такую дойную корову? Площадка для продажи оружия, припасов и медикаментов была преотличная. Самая работа для пехтуры, для меня. Мелкие локальные конфликты на островах вспыхивали повсеместно. И что самое важное, ЧВПшек в последние годы открылось столько, что можно было воевать друг с другом до бесконечности. Самое смешное, что за пределами земли царил мир, Марс, Луна, спутник Европа и прочие менее значимые небесные тела всегда держались друг друга, люди, постоянно живущие вне Земли, ценили товарищество, космос не прощает разобщенность. А земля прощает. Человечеству, каким бы прогрессивным, цивилизованным и образованным оно не было, всегда будет нужна площадка, что бы почесать кулаки. Парадокс. Тотальная война, уступила место, войне локальной. Вроде бы человечество осознало, что объединение всех под одним флагом крайне благотворно отразится на прогрессе, но старушку войну никто не отменял. Собственно, так я и зарабатывал. Слоняясь то тут, то там в поисках интересных предложений о найме.

Со Стивом мы были знакомы еще с детства. Вместе росли, периодически пропадая из сферы внимания друг друга, я не особо любил учиться и поэтому, поступил в самое, как мне казалось ненапряжное место. Институт физкультуры и спорта имени героя войны за месторождения Гелия-3 на Луне, Силиама Грея, закончил его с горем пополам из-за своей лени сдавать электронные предметы. Получил диплом инструктора физической культуры и благополучно свалил в подвернувшийся ЧВП, прямиком слоняться по джунглям. Обучение владеть оружием за счет заведения, отличное предложение, чтоб его. Родители были не в восторге, мать скандалила страшно. Но я всегда был своенравной птицей, и особо не любил правила, война опьяняла своей вседозволенностью и манила делать то, что в обычной жизни делать нельзя. Не сказать, что я был маньяк-потрошитель, просто мне всегда претила обычная скучная жизнь. От которой, я собственно и сбежал из дома. Полюбить я толком не смог, ну или не захотел, девушки у меня разумеется, были, природа красотой не обделила, но как-то не подвернулась та, способная хоть что-то во мне зажечь, кроме желания отыметь.

Так, судьба закинула меня работать на «Коугаз», проворачивать для них темные делишки. Сейчас мы со Стивом жили в не особо большой каюте для охраны. Выполняя нудные обходы по определенному маршруту. Скука смертная. Перетрахав курируемые нами номера из первой партии кандидаток в идеальные рабыни, веселье закончилось, все девчонки ушли на продолжение обучения, и трогать их было нельзя. Отстой. Поначалу, все казалось таким интересным, неизвестная станция, любопытная идеология этих фанатиков, плата за молчание и верность. Все было ново. Мучила ли меня совесть, что я похищаю людей? Не-а. Судя по тому, что я успел выяснить, баб на роль будущих рабынь, выбирали основательно, и у всех кандидаток есть приличная склонность к подчинению. По легенде, им все должно понравиться, ну, не сразу конечно. По крайней-мере их никто не собирался убивать, так мне сказали. Это объяснение меня вполне устраивало.

Я оглядел кислым взглядом каюту, две шконки, средней паршивости, роскоши от исследовательской станции ждать не приходилось. Хоть над станцией постоянно работали, новые уровни станут доступны еще не скоро, «Сияние-2» глубоко модернизировали уже несколько месяцев к ряду. Я потянулся и сел на кровати. В коридоре послышались шаги. Должно быть, это Стив закончил очередной обход. Дверь распахнулась, впуская довольную рожу моего приятеля.

— Че сидишь, коммуникатор не проверял?

— Не-а, а что там?

— Да что-что, Седьмая вышла на последнюю четверть, наконец-то работенка для нас. Пошли в зал управления, будет инструктаж.

— Оп-па. Ну хоть что-то в этой дыре происходит.

Я Энергично подскочил с кровати, после всех недель скуки, седьмая вышла в первую четверть. Во время первого разговора о «необычной» работе, меня сразу предупредили, что мне нужно будет следовать правилам, и делать что будет необходимо для обучения девушек. Я, собственно, был не против. Мы со Стивом успели набрать восемь девок из сорока. Остальными занимались другие наши коллеги по цеху. Нас допускали только при прохождении инструктажа и строгому следованию сценария. Платили так, что только успевай уносить, ну это и не мудрено, за такие явно незаконные манипуляции, которые к слову, меня совершенно не пугали, должны платить соответственно. Уговор был такой — мы делаем, что нам скажут, и когда нам скажут, а в остальное время выполняем работу охраны. Условия были отличные, соцпакет, конечно, не давали, но прикрытие от официальных властей обеспечивали самое лучшее, чтобы не привлекать внимание, а когда с делами на Земле было покончено, как-то само собой сложилось, что мы все работали в парах, и держались друг друга. Трахать красивых девок, что может быть лучше. Просто нужно было перетерпеть этот тухлый период застоя, когда наше вмешательство не было нужно, в период основного обучения.

Мы со Стивом, вышли в коридор, и направились в зал управления. Петляя по хорошо освещенным коридорам станции, мы добрались до лифтов и поднялись на уровень выше. Встретив по пути парней из другой пары. Диего и Джей, шли, весело улыбаясь нам на встречу, мы то знали, что им тоже осточертела эта скука и рутина.

— Ну что, птичка в клетке, опять седьмая всех опережает. Надеюсь, скоро и наши ягодки созреют. — Подал голос Джей, здоровый негр который работал с Диего.

— Отличные новости для вас, опять будете дрочить на то, как мы ее дерем. — Самодовольно заявил Стив, он помнил, как другие парни просматривали запись наших развлечений с седьмой, и кусали себе локти. Их подопечные начали созревать к контакту только спустя семь дней. Других девок на станцию не завезли, а если и завезли, то трахать, их было нельзя. Корнелиус говорил, что если все пойдет хорошо, то для нас будет работенка, еще на сто двадцать заказов, и расширение не заставит себя долго ждать, в принципе, поводов не верить нашему нанимателю, не было. Несколько недель воздержания кто-то переносил хуже, а кто-то лучше. В конце концов, если уж совсем невтерпеж, у каждого из нас были по две безотказных спутницы. Всегда можно было войти в ручной режим.

— Ну-ну. Возможно, кто-то из вас вместе с нами, Алекс сказал, что работенка для одного. — С ухмылкой заметил Диего.

Мы переглянулись и пожали плечами, нужно было дождаться подробностей. Алекс, всегда проводил наши инструктажи и в прошлом, работал порно-режиссером, знал, что, кого, и как, нужно отыметь. Помимо прочего, он был ярым приверженцем веры в новый мир, и прочую лабуду. Эти лекции нам тоже зачитывали время от времени, все-таки, одним из критериев найма на работу в Коугаз, была лояльность. А добиться ее было можно, только посвятив нужного человека в свои планы. Я слышал, что для обычных людей разрабатывали особые критерии отбора, но на нас, наемников это не распространялось. Честно говоря, идеи были весьма неплохие, хоть и фанатичные. Технологический прорыв человечества, новые горизонты и прочая идейная ерунда. На данном этапе, идейность, меня не интересовала, главное, что было у моих нанимателей, это деньги, девки и технологии которых не было у Альянса. А потом посмотрим, куда дует ветер. Всей гурьбой мы завалились в обширное помещение смотрового центра, в дальней комнате находилась группа мониторинга, которая отслеживала весь прогресс обучаемых, перед мониторами, сейчас дежурили четверо. Следили за системами, подачей энергии, запросами Иссов, состоянием здоровья обучаемых и прочими делами. Мы же, прошли в правое ответвление, где уже находились остальные парни. Учебное помещение с экраном и удобными креслами, вмещало человек тридцать, но сейчас, было заполнено едва ли на треть. Судя по аппетитам Коугаз, скоро этот класс будут использовать по полной. Светловолосый Алекс стоял и что-то просматривал на терминале сбоку от главного монитора, мы расселись по местам и стали ждать начала.

— Итак, парни. — Инструктор хлопнул в ладоши, и отошел от терминала, привлекая наше внимание. — Сегодня день икс. Объект номер семь вышла в последнюю четверть, ай да Чез и Стив, им опять сказочно повезло, да вот проблемка, только одному.

По аудитории раздался одобрительный гул, все знали, что это значит, скоро закончатся нудные патрули и настанет время развлекаться с на все согласными рабынями.

— Вижу, как вы все изголодались по женскому теплу, старина Джей всю руку измочалил, а? — И вновь веселые смешки, даже от самого Джея, наш африканский друг был болтун и умел посмеяться над собой, иногда нужно было снять стресс, парой безобидных шуток. Алекс отлично умел снизить градус напряжения, и настроить нас всех на рабочий лад. — Сейчас я проведу вводный инструктаж для прохождения экзамена в последнюю четверть, общие правила и указания. Для каждого объекта назначаются индивидуальная программа развлечений, для каждого экзаменатора будет подготовлен подробный план, после того как я закончу, разберем его индивидуально. Теперь, нужно выбрать, кто же первым распробует нашу отличницу учебы, Чез или Стив. Может кто-то из вас не хочет, а?

Мы уж точно хотели, и давно решили, что если выпадет случай идти кому то вперед, то спор решит старая добрая антикварная монетка, которую Стив везде таскал с собой, как он говорил, на удачу. Материальные деньги уже давно ушли в прошлое, остались только коллекционные купюры или сувенирные монетки.

— Ага, не хочет, держи карман шире. Кинем монетку, я — Орел, Чез — Решка. — Стив уже ловко перекатывал древнюю железку.

— Экий ты старомодный, Стив. Ну, давай, посмотрим кто из вас самый везучий. — Алекс сложил руки на грудь, да и остальные парни подобрались, Джей довольно скалился, он был вообще за любую движуху, за что мне и нравился. Просмотр контента в сети уже всем порядком наскучил, тренажерный зал был затерт до дыр, а более продвинутые зоны отдыха были заняты перестройкой. Что даже такое простое занятие, как решение, кто пойдет первым, всех захватило. Бросок. Стив ловко поймал монетку, перевернул и разочаровано цокнул.

— Решка. — Не особо расстроившись, сказал Стив.

— Чез, везучий сукин сын, с тебя пиво в баре. — Сказал Алекс.

— Всем. — Буркнул Диего. Чем вызвал новые улыбки.

— Ладно, если мы закончили, то я приступлю к инструктажу. Поскольку объект впервые, с начала обучения видит человека своими глазами, не надо дёргаться. Никаких резких движений, разговоров о датах, о времени и местоположении. Ничего, что могло бы сориентировать обучающуюся...

По началу я слушал внимательно, но в целом правила были не сложные, наподобие: никакой лишней информации, кроме, специально подготовленной. Никакой излишней грубости и бла бла бла, короче не надо быть слишком уж злым дядей. Продержав нас минут сорок, Алекс закончил, напичкав нас тоннами информации, голова уже шла кругом.

— И еще важный момент, парни. — Добавил он, ближе к концу. — Это доведут до каждого дополнительно, но я лично хочу обрадовать старину Чеза. Рабыня должна насосаться вдоволь, и кончать в первые полчаса запрещено. Дальше по ситуации.

Счастливо-разочарованный гул раздался вокруг.

— Ставлю штуку, что Чез не выдержит — Сказал Диего, развалившись в кресле.

— Поддерживаю! — Крикнул японец Ким.

— Принимаю ставки обоих! — Джей, поднялся, широко улыбаясь. — Легкие деньги, давай Чез, я в тебя верю.

По окончанию инструктажа, бодрость духа была на высоте у всех, и у меняв том числе. Долгожданные перемены несли позитивный настрой.

— Пошли Чез, разучим сценарий и нюансы. Небольшой тест по итогу, и можешь идти готовиться. — Алекс прошел в следующее помещение станции, где нам предстоял разговор один на один.

Тест я сдал без проблем, никаких особых сложностей с выполнением сценария я не обнаружил. Спустя шесть часов я стоял у входа на платформу и ждал долгожданного спуска, на соседней плите стоял необходимый инвентарь, я был в оговоренной одежде — только коротких шортах, и ничего больше. Предстояло разыграть все лучшим образом.

Свет в пространстве над потолком погас, означая, что скоро платформа придет в движение. По правилам, все спуски и подъемы осуществлялись в полной темноте, что бы пленница, не могла разглядеть, что происходит в подготовительных помещениях наверху.

Плавный толчок, и мои ноги озарил свет комнаты, опуская меня все ниже. Я увидел ее. Стоящую, в позе ожидания. И глаза, это то, на что я обратил внимание в первую очередь. Полные растерянности и удивления голубые глаза. Сбруя, обвивавшая подтянутое тело Кристины отлично смотрелась на ней, подчеркивая ярко выраженную сексуальность. Черные полосы манили, словно необычная обертка сладкой конфетки, которую хотелось поскорее открыть. Я знал, что ей нельзя разговаривать, и что она должна подчиняться, что бы сдать экзамен. Она была напряжена и сосредоточена, хотя на ее лице и угадывалось неподдельное удивление, вперемешку со скрытной яростью, было заметно, что, былая спесь, с нее улетучилась, словно пушок одуванчика при сильном ветре. Мне не терпелось испытать ее в деле.

— Привет, Кристина. Скучала? — Я прошел в пространство комнаты, осматривая мою визави. Медленно начал обходить ее справа, рассматривая со всех сторон. Платформа за моей спиной разгрузила столик с находящимися на ней угощениями и медленно укатилась обратно. Оставляя нас один на один. Она медленно поворачивала голову за мной, сексуально закусывая нижнюю губу. — Смотреть прямо.

Она развернула голову вперед, сразу же подчинившись.

— Встать. — Кристина поднялась на ноги. — Поднять левую ногу.

Девушка высоко подняла левую ногу, выдерживая угол в девяносто градусов в колене.

— Хорошая девочка, я вижу, разговор у нас получится. С нашей последней встречи ты стала намного послушнее, не так ли? Опусти ногу. — Я подошел к ней сзади, обнимая за талию и зарываясь в ее душистые волосы. — Как тебе новое жилище, комфортно?

Разумеется, она молчала, это было ключевой частью ее экзамена. Нужно было действовать по сценарию. Пахла она бесподобно, свежестью и сексом. Я знал, что сейчас она возбуждена, это ощущалось в воздухе и в ее теле. Я обошел ее справа, становясь прямо напротив нее и заглядывая в ее глаза.

— Какая-то ты сегодня не разговорчивая, разве не рада встрече со старым любовником? Смотри на меня. — В ее глубоких глазах, и теперь уже сжатых губках, читалась решительность и скрытая злоба. — Может быть, ты хочешь попросить освободить тебя? Я без проблем сделаю это, свободная ты нравишься мне намного больше.

Всплеск нерешительности. Хорошо. Глазки бегают по моему лицу, пытаясь определить, насколько я серьезен. А я, делаю лицо максимально невыразительным. Так было задумано.Продолжаю смотреть в ее глаза, я знаю, что в данный момент все камеры направлены на считывание ее мимики. — Значит, ты уже не хочешь домой? Не хочешь уйти из этого ужасного места? — Она судорожно сглотнула. И едва раскрыла рот. — Что, что? Я не расслышал!

Так, в этом место нужно сделать строгое лицо. Нахмурить брови и ждать реакции. Кристина стояла, ее щеки начали румяниться, в глазах не было слез, это хорошо, значит, большинство эмоций она держит под контролем. Выдержать паузу.

— Хорошо, как хочешь. Раз говорить ты не настроена, значит, тебе все нравится и ты в восторге от происходящего. — Я подошел к ней еще ближе, мой член уже явственно выпирал сквозь облегающие шорты. Она не отстранялась. — Ты помнишь, кто похитил тебя? Я причина того, что с тобой здесь и сейчас происходит. Ты осознаешь это?

Изменение взгляда. Короткий кивок. Едва ощутимый, практически не заметный. Она еще не до конца поняла, можно ли отвечать на мои вопросы жестами, но пока что, строго придерживалась режима тишины установленного Иссой. Камеры продолжают фиксировать.

— Ты идеально подходишь для новой роли. Я очень рад, что ты совершила ту ошибку. Не начни ты звонить в полицию, все могло бы пойти иначе, и наша встреча никогда бы не состоялась. Спасибо тебе, за тот звонок. — Сожаление. Яркое, глубокое чувство сожаление отразилось на ее лице, так, отлично. — Целуй меня в губы. Хочу ощутить твой вкус.

Секундная заминка. Всего мгновение она сомневалась, а затем ринулась выполнять приказ, активно, двигая своими нежными губами, она впилась в мои, я прижал ее к себе и тискал за задницу. Я утонул в ощущениях, сколько же я был без бабы, ужас. Но эта девка, была постоянно сексуально голодна. Мне даже стало жаль ее, столько дней без нормального секса. Ну, ничего, скоро мы это поправим. Поцелуй, я бы оценил на десять баллов, она старалась. Очень старалась. Но нужно было заканчивать с прелюдиями. И переходить к основной части. Я схватил ее за волосы и отодвинул от моего лица. Держа левой рукой ее попку.

— Хорошо. На колени.

Быстрая смена позы. После поцелуя она едва подрагивала и дышала заметно глубже, похоже, что поцелуй ее солидно распалил. Над ее возбуждаемостью отлично поработали, результат был виден сразу.

— Сними с меня шорты. Зубами.

О да, она знала к чему все идет. Я видел похоть, засиявшую в ее глазах. Возбуждение все нарастало, и мое и Кристины. Она уткнулась в мой пресс, щекоча носиком, низ живота и пытаясь, зацепится зубами за резинку шорт, я немного втянул живот, ослабляя натяжение. Упер руки в бока и ждал, пока она выполнит задание. После небольшой помощи с моей стороны, шорты полетели на пол и я отопнул их в сторону. Я стоял прямо перед ней, размахивая своим членом, волосы вокруг я сбрил, согласно требованиям Алекса. Кристина завороженно смотрела на мой член и невольно облизнула свои губы. Я дал время насладиться зрелищем. Так, продолжим. Я отошел на три шага, приблизившись к платформе. И постучал по правому бедру.

— Быстро, ко мне. — Короткая пауза, не уточняющая, как именно ей нужно было ее выполнить. Встать ей никто не разрешал. Она поползла, перебирая коленками по полу. Очень хорошо.

Я встал так, что бы столик, который приехал вместе со мной, стоял слева от меня. Кристина заняла позицию точно напротив моего эрегированного члена. Я поднял крышку с подноса, который стоял на столике и взял в руки квадратно нарезанный кусочек персика. Помахал им перед носом Кристины, позволяя учуять запах фрукта. Я отправил его в рот, прямо у нее на глазах. О, это милое выражения личика, наполненное разочарованием, ни с чем не сравнить, ее ярчайшие эмоции были незабываемы, я купался в них словно прыгун в воду, высекая все новые эмоции, словно искры из камня.

— Ты любишь персики? Я очень люблю. — В этот раз кивок был более уверенным. А взгляд не отрывался от очищенной клубнички, которую я взял следом. Она завороженно на нее смотрела. Бедняжку не баловали вкусностями. — А клубнику?

И вновь слабый кивок.

— Если хочешь, тебе стоит только попросить. Скажи: хозяин, дайте пожалуйста кусочек клубники. Ну же. Это не так сложно.

Молчание. Но уже намного менее уверенное. Да уж, голодом ее конечно не морили, но я знал, что кормежка ее была абсолютно безвкусной и своеобразный голод именно по чувству «вкуса» был очень силен. Когда я брал клубнику, я намеренно чуть раздавил ее, оставляя капли красноватого сока на своих пальцах. Я опустил руку на уровень ее лица. Показывая что сок клубники еще остался. Левой рукой я положил ягоду себе в рот.

— Хочешь облизать?

Очень уверенный кивок, глубокий, убежденный в своем желании. Но голоса она по-прежнему не подавала.

— Можно. — Одно слово. И она поймала мой указательный палец языком и жадно втянула в свой теплый ротик. Облизывала палец она с неистовой жадностью, шумно вдыхая воздух и чуть постанывая. Когда седьмая издала первый стон, то резко посмотрела на мою реакцию. И не обнаружив никаких эмоций, поняла, что издавать звуки все же можно, стоны были разрешены, ей только оставалось выяснить насколько громкие. Я невольно улыбнулся, наблюдая за ее реакциями, это было странно... умилительно. Словно играешь с глупеньким щеночком. Ладно. По сценарию нужно дать ей на выбор один кусочек. Но сперва, она должна попросить об этом. Я вынул палец из ее рта, сока клубники на нем, разумеется, не осталось.

— Если хочешь фрукт, то нужно попросить. Проси меня. — Замешательство. Она привыкла просить голосом. Ну, ничего, я уверен, она найдет решение. Поцелуи. Она выбрала именно такой способ. А еще умоляющие краткие взгляды. Она целовала низ моего живота. И выпирающие косточки. Области ложбинок. Было очень приятно. Ее губы были влажными от слюны, примечательно, что разрешения целовать себя я не давал. К члену она пока без особых указаний не прикасалась, но я видел, как она жадно на него поглядывает. Думаю достаточно, камеры зафиксировали реакцию. Теперь награда. — Умница. Достаточно.

— Клубника, или яблоко? — Я взял клубнику в правую руку, а яблоко в левую. Я немного подразнил ее, подергав кистями. Она переводила взгляд с одной моей руки на другую. И думала слишком долго, не решаясь выбрать. Это было интересно, и я решил подлить масла в огонь. — Разрешу съесть только один кусочек. Выбирай. Даю десять секунд.

Этого не было оговорено, но мне сказали, что минимальная импровизация допустима. Судя по ее сомнениям, о яблоках она точно мечтала. Но клубнику то уже попробовала. Она не была уверена, когда ей позволят еще угоститься. И позволят ли вообще. И перед ней встал выбор, доесть клубнику, вкус которой она уже ощутила. Или выбрать яблоко, которое, я был уверен, она уже позабыла какое на вкус. Углубить уже полученные ощущения от вкуса клубники, или расширить новые, выбрав яблоко. Интересно. Она выбрала яблоко. Пусть яйцеголовые расшифровывают ее потаенные мысли, а я уже не могу ждать. Хочется засадить в глотку уже стоящий колом член. Вроде бы основную часть сценария отыграл. Пора бы и о собственном удовольствии подумать.

Я хотел было уже отдать команду о начале минета. Но увидел, как она ела яблоко. Она рассасывала его, смакуя каждую секунду, медленно, зажмурив глазки, ее веки подергивались от непроизвольных ощущений. Как должно было быть ей сейчас хорошо. Она чуть мычала и хныкала он нахлынувших чувств. Изредка кусала, распределяя кусочки, на более мелкие. Вот уж не думал, что простое яблоко может доставить человеку столько наслаждений.

Я с интересом смотрел, пока она полностью дожует. Седьмая была невероятно миленькая, когда корчила личико в гримасах наслаждения. Я невольно залюбовался на ее длинные ресницы, гладкое лицо, на котором не было морщин, красивый естественный цвет лица и персиковые губки. Эх, что это на меня нашло. Нужно действовать по плану.

— Живее. — Кристина усиленно зажевала и проглотила все угощение, опять смотрела на меня. — Хочешь мой член?

Медленный размеренный кивок, словно бы она прислушивалась к своим чувствам, и с удивлением обнаружила, что хочет отсосать тому, кто обрек ее на все, что с ней происходило. Я внутренне настроился, и какой придурок назначил время именно в полчаса, да я прямо сейчас готов был кончить. Но идиотские правила гласили, полчаса активного минета, без оргазмов, с обеих сторон, и тестирование каждого режима. Разумеется, мне разрешили в самых острых моментах делать короткие паузы, но слово «короткие» мне ну очень не нравилось. В виде стимула Алекс сказал, что если все будет выполнено по регламенту, то меня ждет солидная премия, знать о которой остальным парням, было совсем необязательно. Ладно... уф... я внутренне выдохнул, погнали...

— Начинай. Свободный режим. И без разрешения не кончать. — Я упер руки в бока, предоставляя Кристине пространство для маневра.

Она начала медленно, но уверенно. Обхватив головку моего члена полностью. Я сложил губы в трубочку и бесшумно выдохнул. С первых секунд мне стало ясно, что деньги Джея в опасности. Она несколько секунд поласкала головку члена и насадилась своей каштановой головой на всю длину члена, без труда заглатывая его. И продержала так несколько секунд. Затем, напустив слюнок, начала медленные фрикции, туго обхватывая член. Работая всем ртом, она создавала давление на разные точки, уделяя пристальное внимание уздечке и головке. Я сделал вращательное движение головой, что бы немного отвлечься. Тренировки по минету возвели ее на какой-то небывалый уровень владения ртом. Я невольно двигал тазом вперед-назад. Навстречу ее влажному горячему рту.

— Первый режим. — Произнес я, с легкой хрипотцой в голосе, обнаружив это, я сглотнул, прочищая горло.

Так, Кристина сразу же вытащила член изо рта, и принялась облизывать его, со всех сторон, широко расставляя язык. Она грамотно уделяла внимание моим яйцам и основанию члена, работая губками слаженно и напористо. Очень хорошо, без прямого воздействия на член, я смог взять под контроль свое возбуждение. Можно делать паузы, чередуя прочие техники с первым режимом.

— Второй. — Седьмая перехватила языком мою головку и запустила член себе в рот, захватив губами мой член, она начала медленно насаживаться по всей длине, делая заглот в конце и не выпуская член изо рта. Я начал отдалять таз назад, сделав небольшой шаг левой ногой в сторону. Она должна была следовать за моим членом, чтобы не случилось. И у нее отлично получалось, она плавно двигала телом, следуя за сладким увлажненным жезлом в ее рту. Она не поднимала взгляда, и следила за моими движениями. Немного усложним задачу. — Зрительный контакт.

Поднятые голубые глаза, уставились на меня, демонстрируя покорность и желание, ненависть и ярость совершенно стерлись под волнами похоти. Я отодвинулся более резко, заставляя Кристину реагировать на мои движения. Она филигранно успела поймать момент и среагировать, держа ноги в комфортной для себя позе, готовая в любой момент ринуться в любую сторону.

— Третий. — Я уже подходил к черте, но ощущал, что на некоторое время меня на третий режим еще хватит. А затем будет необходима смена. Кристина насадилась на мой член до основания и принялась делать глубокие, сильные заглатывающие движения. Комбинируя их с короткими фрикциями, в пару сантиметров. Создавая невероятную, сладостную дрожь по всему моему телу. Класс. Я продержался, наверное, пару минут. Незаметно подсмотрев время на телесном браслете правой руки, прошло восемь минут. Это был вызов.

Далее я менял режимы быстрее, что бы успеть протестировать все. Короткие и быстрые фрикции, сменялись глубокими и медленными. Чередовалась интенсивность и сила обхвата, работа языка и губ. Результат обучения лично меня удовлетворял на все двести процентов. Я задавал различные темпы, фиксировал их и ждал, сколько я и она сможем продержаться. Во всех случаях, выносливость Кристины была неоспорима. Непоколебимая стойкость, абсолютное отсутствие проявления усталости. Из нее сделали просто машину для минета. Я периодически посматривал на часы, прошло двадцать восемь минут... Нужно готовиться к финишу, я был раскален как камень под солнцем. Плесни воды — и зашипит. Выбрав для первого финала третий режим. Я приготовился. И как только таймер показал тридцать минут, я резко схватил ее за волосы и начал жестко сношать прямо в брызжущий слюной рот. Размашисто и в конце невероятно сильного продолжительного оргазма грубо насадил ее на всю длину, наполняя ее горло своим семенем. Фух, это было нечто. Я скалился как волк, стиснул зубы и приговаривал, какая она отличная миньетчица. Мой член извергался тягучими сладостными толчками. И мне хотелось, что бы все продлилось как можно дольше.

— Первый режим. — Я переводил дух, пока Кристина облизывала моего отработавшего дружка. Регламентное время вышло, и сейчас можно было насладиться минетом в свое удовольствие. Да и ей теперь можно было кончить. Малышка хоть и была несколько раз очень близка к оргазму, но каждый раз брала его под контроль. Я это чувствовал. Она получала не меньшее удовольствие чем я. Мне нужно было еще немного времени что бы пойти на второй заход. — Свободный режим. Кончишь одновременно со мной.

Кристина удивленно и одновременно благодарно взглянула на меня, она была раскрасневшаяся и румяная, как вишенка, и похоже, не надеялась кончить сегодня. Дрожь ее тела передалась мне, и я понял, что созрел для второго захода. В этот раз я трахал ее, как захочу сам, грубо, держа за волосы и направляя голову то так, то эдак. Заходил глубоко и внезапно, проверяя глубины ее горла на рвотный рефлекс. Похоже, что его срубили на корню. И это чертовски радовало. В прошлый раз, она подавилась в ответственный момент. После первого оргазма, дело пошло веселее, я мог более основательно себя контролировать.

— Фиксация на шестидесяти фрикциях в минуту. — Отдал я команду.

Кристина вновь безукоризненно держала темп, вспененная слюна стекала по ее подбородку и падала на чашечки ее строгой сбруи, а также подогнутые коленки. Она расположилась между моих широко расставленных ног. Второй оргазм был близок. Она приготовилась, подобралась, чувствуя, что я тоже взбирался на вершину удовольствия. В этот момент она напоминала тигрицу, нацелившуюся на свою жертву и готовую к броску. Она сосредоточенно смотрела на основание моего члена. Самое время обрадовать Кристину информацией, которая ей предназначалась, посмотреть, выдержит ли она темп. И, разумеется, кончить самому.

— Зрительный контакт. — Команда была тут же выполнена. Мы оба подобрались к вершине экстаза. Идеальный момент, что бы сказать. — Это я, трахал тебя в тот раз.

Я вгрызся в ее замутненный возбуждением взгляд, ускоряя темп и врываясь на гребень оргазма. Реакция была на лицо, она поняла про какой именно раз, я говорил. Расширившиеся от удивления зрачки. И невероятная гамма чувств, осознание, которое на нее обрушилось, вперемешку с парным оргазмом и новой сладкой порцией спермы. Конвульсии, непроизвольно сжавшееся горло и сладостная судорога по всему телу. Я дрожал, сжимая в руках локоны ее волос и испуская наслаждение в пространство белой комнаты. Кристина содрогалась всем телом, но не смела отрываться от моего члена. Я выдохнул и отпустил ее. Смотря прямо в ее глаза, я ощутил что-то странное, ниточку связи, которая протянулась между нами. Словно брошенный партнеру моток тонкой шелковой нити. И совершенно внезапно задал вопрос, которого не было в сценарии.

— Тебе понравилось? — Ответ последовал сразу же. Кристина подала голос. Я все же смог выбить ее из равновесия и заставил, хоть и неосознанно нарушить режим молчания.

— Да... — Шепнула она.

p. s. Спасибо за прочтение главы, надеюсь на ваши комментарии. Чем больше комментариев, тем чаще будут выходить главы. Обратная связь ускоряет процесс над работой многократно. Если я вижу, что есть отклик, и развернутые комментарии, хорошие или плохие, неважно, то и садиться за работу над рассказом мне хочется гораздо чаще.

Порно рассказы и эротические истории о сексе, на сайте эротических рассказов "Библиотека Любви". Рубрика порно рассказов - "Разное - эротические рассказы о разном сексе" Ждем вас в нашей порно библиотеке эротических рассказов и секс историй

Теги
рассказы о разном в сексе секс рассказы о разном в сексе эрорассказ о разном в сексе
Кнопка «Наверх»
Do NOT follow this link or you will be banned from the site!
Закрыть
Закрыть